воскресенье, 12 февраля 2012 г.

Александр Быков. Моя война

Отправка на этап


Утром 20 октября 1941г.от немца узнаем, что лагерь закрывается, приказал собирать вещи и выходить на улицу. От него мы получили по 400 грамм хлеба. На улице уже стояла колонна людей, тоже получившая хлеб. Мы пристроились к ней и ждем. Здесь мы тоже получили такую же порцию, хотя немцы спрашивали, почему не получили на кухне, даже хотели отказать. Наконец прибыл конвой, состоящий из финнов, окружив нашу колонну, погнали на Запад. Конвоиры оказались, как собаки, гнали как скот, а кто отставал – пристреливали. Всего в пути пристрелили 15 человек. Это было впервые, и мы особо были потрясены.
20 октября 1941 г. День был пасмурным и холодным. К вечеру нашу колонну свернули в поле и в ложбине приказали ночевать. Здесь откуда то появился другой конвой с собаками-овчарками и оцепили всю низину. Вскоре на русском языке объявили, где можно получить хлеб. Мы остались на месте, готовя место ночлега, но многие пошли, пошел и наш сосед, но обратно не вернулся, видимо был убит в то время, когда была нарушена очередь за хлебом – немцы открыли огонь из автоматов по толпе…
Вот так нас учили и расстреливали гитлеровские головорезы. От холода и ветра всю ночь не спали. Утром 21 октября 1941г нас построили и начали обыскивать. Отобрали все хорошее - и сапоги, даже ботинки, шинели, мыло и др. вещи. Боясь лишиться обуви, я порезал ботинки и грязью измазал шинель, но нас не обыскивали. Пошел дождь со снегом и крепко морозило. Колонну спешно погнали дальше. В пути мы узнали и лично убедились, что немцы – изверги, отбирая у пленных шинели и обувь, не подумали о том, что людей оставляют голыми и босыми. В пути из колонны стали выходить босые люди в сторону, пропуская строй, со слезами просили: «братцы не дайте погибнуть, если есть у кого в запасе (обувь или одежда) дайте...» Таких было больше десятка, одни были без обуви, но обернутые ноги в портянках, у других – голые ноги и в одних рубашках. Их страшные лица и отчаяние до сих пор стоит перед моими глазами. Трудно забыть такое зрелище, но кто им мог помочь!? Все они были пристреляны в конце нашей колонны. Это не выдумка, а настоящая правда. Я лично видел своими глазами и могу поклясться чем угодно…
Наконец проселочная дорога кончилась. Наша колонна пленных вышла на главную магистраль Смоленск – Москва. Идти стало легче. По этой дороге тоже шло фашистское войско, но оно спешило в обратную сторону, на Восток. В основном были тыловые части и все грузовые машины загружены до отказа. На одной машине виделся миллионный знак. Но недолго мы пользовались этой дорогой. Неожиданно повстречался фашистский генерал с группой сопровождающих. Он резко отругал офицера нашего конвоя, что он колонной занял трассу и приказал очистить дорогу. Нашу колонну, примерно две тысячи человек, согнали в сторону и погнали по пахотной глинистой земле. Ноги вязли в грязи, идти было трудно. Пройдя с километр, впереди оказался большой ручей, а возможно малая речушка, наполнен-ная водой. Передние ряды пленников свернули на магистраль, чтобы обойти воду, но по ним конвоиры открыли автоматную стрельбу, многие были убиты и ранены, а остальной массе пришлось лезть в ледяную воду, глубина которой оказалась по пояс человека. Вся одежда набухла водой, в обуви хлюпала вода, в таком состоянии нам пришлось продолжать долгий путь. Наконец наши муки кончились. Мы вышли на магистраль, в стороне на возвышенности виделся разрушенный город Ярцево, вблизи его на ж.д.линии стояли обгоревшие и сгоревшие вагоны и пульманы. В это время резко стало морозить, наша одежда смерзлась, набухшие шинели стали как лубок. Правая нога оказалась вся потерта, появились кровяные пузыри, и если бы не помогли мне Сергей с Васильевым вряд ли я дошел бы до полевого лагеря.

Продолжение публикации
Предыдущая часть публикации
Предисловие к публикации

Комментариев нет:

Популярные сообщения