четверг, 15 декабря 2011 г.

Александр Быков. Моя война

Противотанковый ров

Прошагав 3-4 километра, нам преградил путь широкий и глубокий противотанковый канал (ров). Что бы найти переход, нам пришлось сделать большой крюк, но его не нашли. В одном месте нам попался длинный шест, с помощью которого нам и удалось преодолевать этот ров. Как стало после известно, этот ров немцы обошли стороной и он не послужил препятствием для врага, а вот для наших отступающих частей он действительно служил препятст-вием и мы лично это испытали.

Старая смоленская дорога

С большим трудом, преодолев этот ров, снова продолжаем путь. Наконец вышли на старую Смоленскую дорогу, на ту самую, по которой в 1812 году отступала русская армия к Москве. По этой же дороге отступают нескончаемым потоком советские войска. В этот поток и мы влились, продолжая путь на Вязьму. На душе как-то потеплело, теперь мы не одиноки, а с нами едет артиллерия. Появилась надежда с этими пушками можно громить врага. Все артиллеристы сидят на лафетах, а мы, четверо, идем сзади них. В голове невольно появилась мысль: а вдруг начнется бой! Нам следует пока не поздно добиться включения в какую-нибудь часть. И в это время с южной стороны дороги неожиданно прервался лес.
В просвет мы увидели параллельно этой же дороге – другую, такую же дорогу, примерно на расстоянии 2-х км. По ней тоже двигался поток воинских частей, хотя он и отличался от на-шего. У нас, в основном, гужевой транспорт и пешие, а там в большинстве автотранспорт и часть гужевого, и мы посчитали этот поток тоже за своих. Беседуя между собой, говорим, что вот теперь под Вязьмой с таким количеством войска обязательно сломаем хребет фрицам, а оказалось, что фактически тот поток был вражеский! 
Снова сплошной лес, и параллельная дорога не стала просматриваться. Наконец гуже-вой транспорт остановился. Артиллеристы стали кормить лошадей. Мы тоже остановились и присели под кустом. Смотрю в глубь леса и вижу, что-то чернеет. Я тут же встал, зашел за куст и удивился – предмет этот оказался ручным пулеметом – Люйс. Патронов при нем нет, нет и хозяина, и опять подумал, что это сделал не иначе, как изменник Родины… Немного отдохнув, мы встали и снова пошли вперед. 

Приземление кукурузника

Этот день, 10 октября был на редкость солнечным и теплым. Настроение у нас было бодрое. Вышли на поляну, на которую только что приземлился наш самолет, так называемый «кукурузник», и его тут же с помощью людей закатили под кроны деревьев. На наших глазах к самолету со всех сторон бежало несколько человек среднего комсостава, но их к нему не подпускали. Вскоре появился генерал, залез в самолет и тут же полетел в сторону северо-востока. Самолет летел низко, нам казалось, что он зацепит макушки деревьев и скрылся. Мы уселись под деревьями. В это же время на поляну въехало несколько странных автомашин с брезентовыми чехлами. Быстро остановились, сняли чехлы и произвели выстрел снарядами, которые с большим шумом и огненными хвостами полетели в сторону той магистрали, по которой мы видели шло войско на автомашинах. Мы забеспокоились, как бы выстрелы не попали в этот поток. Затем видим, странные машины тут же умчались от нас. Не прошло и пяти ми-нут, как в нашу сторону посыпались артиллерийские снаряды. Вокруг летели осколки, с шумом падали обломки деревьев. Один сук угодил мне в спину. Мы с трудом вышли невредимыми из этой зоны. В пути нашли огород с картофелем. Здесь же разожгли костер, сварили картошек и вблизи заночевали в мелких траншеях. В них находились и другие бойцы.

Продолжение публикации
Предыдущая часть публикации
Предисловие к публикации

Комментариев нет:

Популярные сообщения