суббота, 12 ноября 2011 г.

Александр Быков. Моя война

Дорога на передовую

Наконец наступило время спать. Улеглись в шалаше на ветках хвои, воздух был чист, легко дышалось. Мы были уверены, что здесь пробудем 7-10 суток, но, увы. Примерно в 2 часа ночи, 6-го октября, была объявлена тревога. Всех построили в строй и объявили, что немцы прорвали фронт и нас вызывают на помощь обороняющимся. Тут же спешно нас по-кормили, солдаты заняли четыре грузовика, к одному из них прицепили походную кухню и затем до рассвета мы выехали на передовую линию. Проехав около 40 км, выехали на какой-то большак. По нему от линии фронта в тыл отступают артиллерийские войска. Нам это по-казалось каким-то странным. Конечно, мы новички, не понимаем многое. Нас – маленькую группу – отправляли на передовую не с целью громить врага, а задержать его и дать возможность отступить основным родам войск и занять где-то оборону. Однако наша колонна заблудилась и мы вынуждены были вернуться обратно. Проехав до развилки дорог, наконец-то выехали на правильный путь. Невольно появилась мысль, как мы будем воевать на чужой земле, когда наш командир плутает на своей территории?
Проехав с десяток километров, появились вражеские самолеты и устремились в нашу сторону. Наша колонна стремительно свернула в лесной массив и замаскировалась в нем. С самолетов было сброшено несколько авиабомб, но они, к счастью, упали в стороне, не причинив нам урона – даже и пулеметная стрельба. Отстрелявшись, воздушные стервятники тут же улетели на запад. Наша колонна некоторое время задержалась здесь, ожидая повторного налета. В это же время, невдалеке от нас стоял чей-то бензовоз. По указанию командира я осмотрел его – он оказался заполнен бензином. Шофера около него не было, видимо сбежал и скрылся в ближайшей деревне, а ведь наверняка это горючее ждут на передовой!
 Мы тронулись снова в путь. Вскоре увидели группу военных на опушке леса. Спросили у них нужную нам часть – они ответили, что не знают такой. Поехали дальше, снова сидит группа военных, они-то и указали место нашей воинской части. По прибытии нам приказали занять полосу обороны. Бой был жаркий. Вокруг рвались снаряды, мины и жужжали пули. В первом бою нам, новичкам, было жутковато. Часто от пролетавших пуль прятали свои головы, но когда один боец, побывавший уже в бою, сказал, что бояться свиста и жужжания пуль не стоит, так как она уже пролетела, а если угодит в тело человека, то даст о себе знать. После этого мы стали смелее.

В полдень бой прекратился – наступила тишина. Нас отвели за низину в лес, где уже ждал нас сытый обед. Получив суп и пшенную кашу, приступили к еде, тут же мы увидели, что к кухне подошли 2-е чужих красноармейцев, но повар их отогнал. Нам с Мининым Николаем жаль их было и мы накормили обоих из своей порции. Бойцы нам рассказали, что вчера у них был жаркий бой, их часть по-несла большие потери, а они отбились от своих и не знают, где искать оставшихся в живых.
Наступил вечер. Меня назначили дежурить и охранять свою группу бойцов. Пример-но в полночь слышу гул мотора, затем окрик второго часового: «Стой!». Но неизвестные ехали вперед и не останавливались. Я поспешил на помощь. В этот момент из кустов выныр-нул мотоцикл, с двумя военными. Кричу: «Стой!», они не обращают внимания. Я вскинул винтовку и кричу: «Остановись, стрелять буду!». Военные остановились. Приказываю выйти из мотоцикла. Я их отвел в штаб. В пути один из них сердито буркнул: «Надо лучше воевать с немцами, а не задерживать своих!». Позже я узнал, что этот военный был начальник штаба той части, в которую мы влились. Он приезжал к нам с приказом о дальнейших действиях. Перед тем, как заступить на дежурство я спросил своего командира лейтенанта Белых: «Кто наши соседи, когда вели сражение?» - Он ответил, что нет их, вела бой та часть, в кото-рую мы влились, а какая часть - дивизия или бригада – я побоялся спросить, могут заподоз-рить в шпионаже. Однако такое сообщение, что нет соседей, как-то выглядело странно. В то время мы, в том числе и я, не знали, что сплошного фронта не было, а сражались изоли-рованно… Наступило утро 7 октября.
Нас также затемно покормили завтраком и объявили, что согласно полученному приказу мы должны отойти вдоль фронта на 75 км, а затем ударить в тыл по фашистам. Заняв свои машины, тронулись в путь. Долго ехали по лесной дороге и выехали в поле. По дороге двигался большой поток автомашин с бойцами и среди них не-сколько танков. Сюда влилась и наша группа. Недолго мы ехали, как в небе появились вражеские самолеты. Вся наша передняя ко-лонна свернула в кусты, остановили свои автомашины, а сами побежали под обрыв. Следом за ними последовала и наша группа. Но я не побежал, а залез под свою машину и лег. Но кто-то, пробегая мимо машины, заметил меня и крикнул: «Вылезай быстрее, беги в обрыв, сейчас немцы будут бомбить машины и убьют». Я побежал за ним. Немцы действительно начали сбрасывать бомбы на скопившийся транспорт. Были большие потери машин и часть легких машин-танков. Наши машины, к счастью, остались невредимы. Когда немецкие летчики освободились от бомб, то принялись обстреливать нас очередями из пулеметов. После их отлета появилась вторая группа самолетов, а за ними третья, которые строчили из пулеметов. Были, конечно, раненые и убитые. После наступившей тишины послышалась команда: «По машинам!» Мы уселись и поехали дальше, причем все время в пути зорко следили за воздухом, ожидая, что немцы не могут оставить нас в покое, такую крупную автотранспортную группировку. Они отлично знали, что мы находимся в открытой местности и удалены от окружающих лесов, которые были от нас в 30-40 километрах. Наконец, приближаясь к лесу, до которого нам осталось километров 2-3, и тут неожи-данно на горизонте воздушного пространства появилась нам навстречу группа вражеской авиации, которая построилась в боевой порядок и, начав пикировать на головной поток ав-томашин, стала строчить из своих крупнокалиберных пулеметов по следующим машинам с красноармейцами. Поскольку до нас еще очередь расстрела не дошла, наши шофера по указанию командира, быстро свернули в сторону леса, до него оставалось доехать метров 500-600 не больше, но впереди нас нам преградила путь болотистая низина. Видим, впереди не-сколько машин уже увязли в трясине, стали буксовать. Сидящие на них бойцы быстро соско-чили и начали помогать машинам, но их усилия были напрасны. Наш шофер, не раздумывая, свернул вправо и на большой скорости стал преодолевать эту опасную зону.
В середине до-лины наша машина забуксовала. Мы уже приготовились покинуть ее и оказать ей помощь, но чувствуем, что машина, хотя с трудом, но едет вперед, и, наконец, преодолев, выехала в спасительный лес. В это же время, когда наши взоры устремились на низину, мы увидели настоящую бойню. Немецкие самолеты без помех расстреливали все застрявшие наши грузовики и вместе с ними уничтожали советских бойцов. Мы видели впереди, как ехавшая колонна рассыпалась по полю и за ними гонялись отдельные фашистские головорезы… Эта местность для наших войск оказалась настоящей ловушкой. А их было немало. Одних только грузовых машин имелось и скопилось не менее 500, а то и больше, что дальше произошло с ними – нам неизвестно, так как ни одна из тех машин не появилась за нами, за исключением только машин нашей группы. Однако лес оказался небольшим и мы снова выехали на откры-тое место, которое хорошо просматривалось. Весь горизонт заволокло черным дымом – это там горели села и деревни. Страшно было смотреть, как огонь уничтожал дома. Вскоре появилась передовая линия фронта. Шел жестокий бой. Вблизи рвались снаряды. Наконец приехали в указанное место, в 400 метрах от передовой. Мы спешились, машины остались в кустах. Здесь же стояли и другие машины, наполненные боеприпасами.

Продолжение публикации
Предыдущая часть публикации
Предисловие к публикации

Комментариев нет:

Популярные сообщения