суббота, 29 октября 2011 г.

Александр Быков. Моя война

Куриная слепота  

В период учений стал замечать за собой: как только наступает вечер, я совершенно погружаюсь во мрак. Командование знало об этом, но от ночных учений и походов не освобождало меня. Когда выходили в поход, я всё время держался за вещмешок впереди идущего товарища, порой спотыкался и падал. Но однажды после обеда я был вызван в штаб Тесниц-ких лагерей, там задержался до вечера и тут начались мучения. Вначале, когда шел по мос-ковской магистрали было терпимо, но когда свернул на лесную дорогу - тут же потерял её и начал блуждать по лесу. С трудом узнал своё расположение по памяти в сторону дер. Сло-бодка, где был разбит наш лагерь. Луна исчезла и я снова долго стал плутать, пока не на-ткнулся на ночной пост, он то меня и довёз до нашего шалаша.

Постройка зимних квартир  

Наступил сентябрь, зори стали холодные. Командование решило строить теплые помещения. Днём маршируем – учимся, а с вечера до полночи роем котлован землянки. Из леса завозился стройматериал. Наконец построили взводные землянки, стало тепло и сносно.

Ночная тревога

В 20-х числах сентября, ночью по тревоге нас построили на плаце. Появился командир и стал зачитывать приказ Верховного Главнокомандующего. В нём говорилось о том, что под Киевом немцам сдали два наших корпуса. Приказ был подписан от имени И.В.Сталина начальником Генштаба Шапошниковым. Это сообщение нас ошеломило и вызвало возмущение. Сдавшихся мы заклеймили изменниками нашей Родины. Придя в своё шалаш, мы не могли заснуть до утра, беседуя между собой, проклинали тех, кто сдался в плен. Я громогласно заявил своим товарищам: «Ох, если бы мне представи-лось право судить – всех бы их расстрелял, никого не оставил бы в живых!» Конечно, в то время мы не знали соотношения сил наших с фашистскими, знали однако, что Красная Ар-мия сильна и все неудачи относили только на счёт измены наших внутренних врагов, которые ещё остались в рядах вооруженных сил. Не знали мы и то, что произошло с Юго-Западным фронтом. Фактически он был почти разгромлен. Всё это стало известно, только после войны. В окружение попали не два наших корпуса, как говорилось в приказе, а не-сколько армий, в том числе, 5, 26, 37 армии и одиннадцать дивизий. Из 21, 37 армий и погибла вся наша Пинская флотилия. Погиб почти весь штаб Юго-Западного фронта. Много попало в плен и погибло. Погиб командир Юго-Западного фронта УП М.П.Кирпонос, его на-чальник штаба, г/м В.И.Тупиков, члены в/с Бурмистенко, Рыков и др. Погиб начальник шта-ба 5 армии г/м Писаревский, в плен попал тяжело раненый ком.5 армии Потапов и член в/сМ.С.Никишев.

Продолжение публикации
Предыдущая часть публикации
Предисловие к публикации

Комментариев нет:

Популярные сообщения