суббота, 24 марта 2012 г.

Молодежь в боях за Родину

Шаг в бессмертие

 А.П. Чекалин
24 марта 2010 года исполнилось бы 85 лет одному из самых юных Героев Советского Союза, уроженцу села Песковатское Суворовского района Александру Чекалину. Ему не было еще и семнадцати, когда о нем узнала вся страна. Худощавый черноволосый мальчишка с задумчивым лицом, он вскоре стал властителем дум молодежи, образцом для подражания у целого поколения, которое ушло на фронт «недолюбив, недокурив последней папиросы».
К сожалению, чем дальше от нас уходит война, тем меньше знают молодые люди о подвигах своих отцов и дедов. На мой вопрос, кто такой Саша Чекалин, будущие выпускники одной из престижных тульских гимназий в недоумении только покачивали плечами и бурчали под нос что-то несвязное.
Их убогое беспамятство – прежде всего наша вина. Ведь в свое время его биография излагалась даже в учебнике истории. В Тульском театре юного зрителя шел спектакль «В шестнадцать мальчишеских лет». Первая книжка о нем «Шура Чекалин» издана Тульским обкомом комсомола еще в 1942 году.
Но хуже всего, что в современном обществе с подачи некоторых средств массовой информации в погоне за «жареными» фактами происходит некая переоценка ценностей, когда истинные герои в лучшем случае подвергаются умолчанию или низвержению с пьедестала, а трусливых предателей и пособников фашистов пытаются всяческими способами реабилитировать.
Однако колесо истории не повернуть вспять. Настоящие люди остаются людьми в любых ситуациях, а невозможность сохранить свою жизнь ценой предательства и есть подвиг. Хотя, конечно, смерть в юношеском возрасте, когда все кажется еще впереди, выглядит особенно противоестественно.

Нравственные высоты жизненно необходимы людям. Наличие таких ориентиров помогает тянуться к этим образцам, словно камертоном, сверять по ним свои дела и поступки. Когда-то сам Чекалин выбрал себе в герои Чапаева. Как и все ребята довоенной поры, он любил играть в войну. Саша рос крепким и смышленым пацаном. Все у него получалось, за что бы ни брался: и самокат, и самодельные коньки, и самодельный пулемет. Сын страстного охотника, он с малых лет научился метко стрелять, знал в окрестных лесах каждую тропинку. Парнишка и на мандолине играл, и фотографией увлекался, считая, что в жизни все может пригодиться.
И пригодилось. В сентябре сорок первого, когда над родным селом нависла смертельная опасность, он вместо десятого класса вступил сначала в истребительный батальон, а после оккупации города Лихвина - в партизанский отряд «Передовой», где стал разведчиком.
«Получит вечером задание, а к утру обязательно с нужными сведениями вернется: где и какие части немецкие стоят, как вооружены, по каким направлениям передвигаются – все разузнает, - отмечало руководство отряда. - Особая страсть была у него к оружию. Всегда норовил раздобыть лишнюю гранату, винтовку да патронов побольше. На равных участвовал в засадах, минировал дороги, подрывал связь, пускал под откос эшелоны».
В начале ноября простудился и пришел в родной дом отлежаться. Предатель-староста заметил дым из трубы и привел гитлеровцев. Фашисты окружили дом и предложили ему сдаться. В ответ Саша открыл огонь, а когда патроны кончились, бросил гранату, но она не взорвалась. Немцы его поймали, связали и доставили в военную комендатуру. Несколько дней зверски истязали, пытаясь получить от него нужные сведения. Так, ничего не добившись, устроили показательную казнь на городской площади. С петлей на шее Саша пел про последний и решительный бой. Недопетой песней оборвалась его жизнь, но своим подвигом он шагнул в бессмертие.

Борьба не на жизнь…

Помимо партизанских отрядов, особая роль отводилась тогда организации разведывательно-диверсионных групп. В их состав входили обычно совсем еще мальчишки, которые своим внешним видом не вызывали подозрений со стороны оккупантов. Но судьба многих юных разведчиков сложилась трагически. Так, во время осады нашего города пятиклассник Валя Паршутин погиб от пули снайпера, засевшего на водокачке Рогожинского поселка.
Полторы сотни комсомольцев, оказавшись на службе в войсковой разведке, ходили в тыл врага и доставляли ценные сведения о живой силе и технике противника, жертвуя подчас своей жизнью. Ветеран войны с Косой Горы Иван Петрович Натальчук вспоминает об этом времени так: «В первых числах ноября сорок первого я стал разведчиком. На задания сначала ходил в паре с Анатолием Сидоровым по Старокалужской дороге. Нередко приходилось сталкиваться с немцами лицом к лицу. В лютые морозы их тогда больше всего интересовала теплая одежда. Если ты в хорошей шапке и валенках, точно отберут. Поэтому мы старались одеваться как можно хуже, чтобы не вызывать никаких подозрений и лишнего интереса к себе».
Однако избежать непосредственных встреч с врагом удавалось далеко не всегда: «Однажды на дороге за деревней Ямны навстречу нам выехал немецкий бронетранспортер. Двое автоматчиков направили на нас оружие, тщательно обыскали, но отпустили с миром. После столь неожиданной встречи мы еле унесли ноги, которые сразу стали ватными».
Переходить линию фронта с каждым разом становилось все труднее: «Поэтому выходили на задания или рано утром, или в ночь. Ночевали, где придется: то в стогу сена, то в сгоревшем доме. Запомнилось, как вместе с Виктором Ткачевским проникли в деревню Труфаново, а на обратном пути зашли в крайний дом в деревне Беликово, где проживала семья Молчановых. Хозяйка рассказала, что накануне немцы задержали трех ребят из Тулы, подвергли их жестоким пыткам и допросам, а потом расстреляли. Как выяснилось, это были Дима Анкудинов, Саша Дубов и Коля Венедиктов».
После освобождения их тела со всеми почестями захоронили на городском Всехсвятском кладбище. Впоследствии Иван Петрович задался целью увековечить подвиг своих товарищей по оружию, и к тридцатилетию героической обороны Тулы на окраине деревни Беликово по инициативе Косогорского металлургического завода был установлен обелиск отважным разведчикам.
В борьбе за правое дело с захватчиками не отставали от юношей и стойко переносили выпавшие на их долю трудности замечательные девушки, совершая подвиги самопожертвования. Так, раненую Надю Перевезенцеву, которая спасала жизнь командиру, фашистские изверги подняли на штыки.
Е.И. Шишкина
Семнадцатилетняя Зоя Владимирова вынесла с передовой в одном бою около трех десятков раненых, а санинструктору Клаве Чурляевой обязаны своим спасением вдвое больше наших бойцов. Катя Горбунова отличилась тем, что сдала раненым одиннадцать литров крови. Нина Борисова и Нина Юрманова в составе концертных бригад часто выступали в госпиталях и воинских частях, поднимая боевой дух воинов задушевной песней и теплым словом.
Важную роль в организации юношей и девушек на борьбу с врагом сыграла секретарь горкома комсомола Дуся Шишкина, впоследствии удостоенная звания «Почетный гражданин города-героя Тулы» Евдокия Ивановна Прокофьева. Вместе с секретарем обкома комсомола Михаилом Ларионовым они за два дня сформировали молодежный отряд истребителей танков.


Сын полка

Когда началась Великая Отечественная война, ему не было и двенадцати лет. А в четырнадцать вместе с закадычным другом Санькой Волковым он оказался в огненном пекле на Курской дуге, и знаменитое танковое сражение под Прохоровкой произошло аккурат в день его рождения. Когда прозвучал последний салют, он по возрасту еще относился к категории «дети до шестнадцати», но грудь юного ефрейтора уже украшали четыре медали.
Ему было с кого брать пример. Родной брат матери комбриг Василий Гаврилович Савоськин отличился еще в финской войне. Отец Яков Иванович Митин ушел добровольцем на фронт в сорок первом суровом году. Воюя сначала стрелком-радистом, затем командиром танка Т-34, старший сержант Митин погиб в 1944 году в Корсунь-Шевченковской операции и посмертно награжден орденом Отечественной войны первой степени. Старший брат Александр был ранен сначала в Румынии, а потом и в степях Монголии.
В.Я. Митин
Не осталась в стороне от войны и мать Ольга Гавриловна. Когда в городе объявлялась воздушная тревога, и все бежали в бомбоубежище, она спешно поднималась на крышу дома и по графику дежурила до самого отбоя. Справиться с непростыми обязанностями по обезвреживанию зажигательных бомб ей помогал вездесущий сын Витька. Самим именем ему на роду было написано стать победителем. И он старался быть им уже с детских лет, играя с ребятами в мушкетеров или казаков-разбойников. Постоянные перестрелки из самодельных рогаток не прекращались даже на уроках. Когда в войну эту школу заняли под госпиталь, подростки взяли раненых под свою опеку: регулярно навещали и всячески поддерживали их, помогали прочитать или написать письмо, устраивали самодеятельные концерты. Слушая живые рассказы непосредственных участников боев, мальчишки мечтали попасть не на игрушечную, а на настоящую войну, чтобы помочь отцам и старшим братьям как можно быстрее изгнать фашистскую нечисть с родной земли.
Неоднократно предпринимались ими попытки тайком сесть между вагонами в шедшие на фронт воинские эшелоны. Но они обычно заканчивались высадкой на ближайшей станции и бесславным возвращением домой пешком по рельсам. И все-таки одна из попыток отчаянных смельчаков оказалась успешной. По счастливой случайности в воинском эшелоне, к которому они прицепились, ехали знакомые им по госпиталю выздоровевшие раненые. С ними двое сбежавших из дома пацанов благополучно добрались до линии фронта и были определены во взвод разведки наблюдателями.
Небольшого росточка, в потрепанной одежде, подростки не вызывали никаких подозрений у местного населения, но внимательно следили за всеми передвижениями противника и сообщали важные сведения командованию. Они первыми заходили в деревни, чтобы узнать, есть здесь немцы или нет.
И это было далеко не единичное явление: только в одном полку подобного рода воспитанников, как их тогда называли, собралась целая дюжина. В составе 312-й Смоленской Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова стрелковой дивизии Витя Митин участвовал в Орловско-Курской битве, освобождал Смоленск и значительную часть территории Белоруссии.
Как только наши войска перешли государственную границу и вступили на польскую землю, вышел приказ: всех воспитанников отправить на учебу в созданные в то время суворовские военные училища. Здесь партизанские методы уже не работали, и надо было думать о будущем детей. Из двенадцати юных защитников Родины в полку оставили только смышленого Виктора, в красноармейской книжке которого приписали три лишних года.
«Теперь я стал носить положенную военную форму – шинель самого маленького размера подрезали, рукава засучили, брюки и ботинки взяли из тех, что присылали для девушек-снайперов. Что касается оружия, то с этим добром проблем не было: в каждом кармане штанов у меня лежало по малокалиберному трофейному револьверу», - вспоминает Виктор Яковлевич.
Вскоре его перевели в штаб батальона связным, вменив в обязанность передачу приказов и распоряжений комбата в подразделения и в полк. А еще предстояло ежедневно собирать и передавать в штаб полка сведения о потерях живой силы. Для парнишки это была не просто сухая статистика, а конкретные люди, которых он знал. «Уходили из жизни семнадцатилетние девушки-снайперы, с которыми вместе прятались от дождя под одной плащ-палаткой, - продолжает свой печальный рассказ ветеран. – Смерть ходила за нами по пятам. Однажды рядом разорвался крупнокалиберный снаряд. Офицера ранило, от солдата осталась только пилотка, а меня сильно оглушило. Несколько дней шумело в голове, из носа и ушей шла кровь, плохо видели глаза». Однако за медицинской помощью Виктор не обращался, опасаясь, что после госпиталя может не попасть в свою часть, где он по праву считался сыном полка. К нему даже обращались, не как положено по воинскому уставу, «ефрейтор Митин», а по-домашнему - «Витек» или «сынок». Его ценил сам «батя», командир полка полковник В.С.Лихотворик, Герой Советского Союза, отличившийся в Висло-Одерской операции.
На войне как на войне – приходилось не только доставлять раненых в медсанбат, но и участвовать в боевых действиях. В немецкой столице вместе с двумя солдатами ефрейтор Митин захватил штабной обоз противника, за что был награжден медалью «За отвагу». А свою первую награду – медаль «За боевые заслуги» он заслужил при взятии города-крепости Познань. Еще в его послужном списке три благодарности Верховного Главнокомандующего и два ордена Отечественной войны первой и второй степени. Такой «иконостас», как у мальчишки, имел далеко не каждый офицер. В сорок пятом победном году Виктор Митин вернулся домой, а потом еще пять лет служил во флоте. Без отрыва от производства окончил техникум, затем институт и возглавил группу телемеханики в управлении Тулэнерго». «Я никогда не искал легких путей, всегда старался поступать так, как подсказывала мне совесть, никогда не проходил мимо несправедливости, - признается Виктор Яковлевич. – Поэтому и в народной дружине состоял, и депутатом райсовета избирался, и в совете ветеранов работал,- всю жизнь придерживался активной гражданской позиции».
После войны в Курске был открыт первый и единственный музей юных защитников Родины, который провел огромную поисковую работу и установил имена более чем тысячи человек. Сегодня из девяти земляков – юных защитников Родины в Тульской области остался только один – Виктор Яковлевич Митин, имя которого значится в этом списке под номером 342.

Александр Белов,
научный сотрудник музея
военной истории Тульского края.

Комментариев нет:

Популярные сообщения