суббота, 11 июня 2011 г.

На экзаменах в педагогическом институте

О кандидате педагогических наук, доценте Н.А. Коноплеве, студенты пединститута говорят как о требовательном к себе и к учащимся преподавателе. Если слабо знаешь его предмет, не надейся на счастливую случайность. Не спасет студента и уменье ловко пользоваться «абстракциями больших масштабов». Преподаватель требует прежде всего прочного и глубокого знания предмета.
В этом лишний раз убедились студенты академической группы «А» III курса литературного факультета на экзамене по истории педагогики СССР.
Перед экзаменаторами студент П. Ему предстояло рассказать о требованиях партии большевиков в области народного образования, сформулированных в принятой на II съезде программе РСДРП. Студент начал оперировать общими определениями, говорить о значении этих требований «вообще».
- Что же это за требования все-таки? – обращается к нему преподаватель. – скажите коротко, но конкретно.
- Требования? – растерялся экзаменуемый. – Должны учиться все, кто хочет учиться…
Немного подумал и закончил:
- А значение эти требования имели прогрессивное…
Ничего толкового не мог сказать студент и по второму вопросу экзаменационного билета – «Народное образование в России в 60-х г.г. XIX века». Он спутал церковно-приходские школы с монастырскими, существовавшими в середине века. О Л.Н. Толстом-педагоге студент сказал, что он теорию увязывал с практикой» (!) и беспомощно промолчал в ответ на вопрос преподавателя о деятельности К.Д. Ушинского.
Но таких, как П. – единицы. Большинство студентов явилось на экзамен по истории педагогики с хорошими и отличными знаниями. Вот студент Шнайдер. На все вопросы, указанные в билете и предложенные преподавателем, он дал обстоятельные, глубокие ответы. С одинаковым знанием говорил он о значении речи В.И. Ленина на III съезде комсомола и о взглядах П.Г. Чернышевского на цели и задачи воспитания, о педагогике СССР и о ее деятелях. Глубокую характеристику состояния народного образования в России дал студент Плотников.
*** 
На I курсе литературного факультета учительского института проходили зачеты по истории русского языка. Принимал зачеты преподаватель М.Е. Павловский.
Отвечает студентка Филина. Она рассказывает о расселении славянских племен, об их языках и характерных особенностях говоров, анализирует отрывок из «Домостроя». Из ответов студентки видно, что она неплохо знает теоретические положения, но теряется, когда ей предлагают привести пример таких фонетических особенностей древне-русского языка, которые наблюдаются в современном языке.
С прочными знаниями по истории русского языка явилась на зачеты студентка Бубнова. Содержательно и точно рассказала она о создании алфавитов (кириллицы и глаголицы), о возникновении письменности на Руси, о некоторых явлениях в области фонетики древне-русского языка, привела для доказательства интересные примеры из современного русского языка и хорошо проанализировала текст памятников письменности.
Серьезный пробел в теоретической подготовке учащихся – неосведомленность их в истории лингвистической науки. Все студенты I курса более или менее часто называют имена Смотрицкого и Ломоносова, а когда дело касается таких замечательных русских филологов как Востоков, Соболевский, Срезневский, Шахматов и другие, студенты молчат. Видно, что учащиеся в большинстве своем не заглядывают в их труды, ограничиваясь учебниками и конспектами лекций.
Обнаружилось на зачетах и то, что многие студенты не знают исторических источников. Так, студентка В. Свод законов Ярослава Мудрого назвала газетой «Русская правда».
А о таких памятниках, как «Остромирово евангелие», «Изборники» Святослава, «Архангельское евангелие», грамоты князя Мстислава Владимировича и др., имеющих большую ценность для изучения истории русского языка, никто даже не упомянул.

А. Мошкин 

(Коммунар.- 1941.- 11 июня).

Комментариев нет:

Популярные сообщения