вторник, 10 мая 2011 г.

Чтобы мои внуки и правнуки этого никогда не пережили!

Анна Маркова в 16 лет (26.06.1941)
Письмо-воспоминание Анны Никитичны Сапроновой (в девичестве Марковой), с которым мы предлагаем вам познакомиться, было опубликовано в районной газете «Сельская новь» (Каменский район Тульской области), 27 апреля 1995 г., в канун 50-летия Победы в Великой Отечественной войне. В письме – безыскусная правда жизни и надежда на то, что тяготы и горечь военного лихолетья позади навсегда… Горечь войны Анна Никитична познала сполна. В октябре 1942 года под Ленинградом без вести пропал ее отец Никита Никитович Марков. Совсем юной девушкой Анна Маркова добровольно отправилась на трудовой фронт. Теперь Анна Никитична Сапронова – ветеран труда, мать трех дочерей, бабушка и прабабушка одиннадцати внуков и правнуков. Одна из внучек Анны Никитичны, Елена Сапронова, сегодня работает в Тульской областной универсальной научной библиотеке, в отделе Информационно-библиографического обслуживания и электронных ресурсов, среди многих обязанностей Елены – администрирование виртуальной справочной службы библиотеки.
Никита Никитович Марков
15 лет назад в своем письме в редакцию районной газеты Анна Никитична с болью рассказывает о том, что памятник, сооруженный по ее инициативе и при поддержке односельчан, в память о погибших в войну жителях д. Сапроново, оказался заброшенным после того, как в селе закрыли школу. Но уповает, что ситуация вскоре исправится, т.к. Кадновская сельская администрация приняла решение о реставрации памятника. Мы позвонили в администрацию Муниципального образования Кадновское, и узнали, что сегодня памятник в Сапроново по-прежнему нуждается в капитальном ремонте, но за ним следят жители села, администрация сельского поселения, здесь регулярно высаживаются цветы, наводится порядок. В День Победы, по традиции, односельчане приходят к памятнику, чтобы отдать долг памяти тем, кто сложил головы на фронтах войны.
Сегодня Сапроново – малонаселенная деревня, здесь всего 109 жителей, нет школы, нет библиотеки. Но мы надеемся, что памятник будет сохранен и простоит еще не одно десятилетие.
Не дрогнули перед грозным врагом

...Когда началась война, я только что закончила восемь клас­сов. Нас, старшеклассников, пригласили в Галицкую сред­нюю школу, где выступил директор школы И.И. Завалишин. Он призвал добро­вольцев пойти на трудовой фронт, так как страна нужда­лась в помощниках. Из жите­лей Вознесенского поселка я оказалась единственным та­ким добровольцем. Мне было шестнадцать лет.
Из добровольных помощ­ников был сформирован спе­циальный эшелон, а вошли в него добровольцы из нашего и других районов области. В конце июля 1941 г. в товарных вагонах нас повезли в Смо­ленскую область, город Дорогобуж. Там мы копали противотанковые рвы, так как нем­цы наступали. Что такое вой­на, я ощутила, когда фашисты стали бомбить наши укрепле­ния. И нас, малолеток, отправили обратно в свою область, где мы выполняли такую же работу, копали рвы в городе Одоев и совсем рядом с до­мом - деревне Мошаровка Ефремовского района.
Наступил ноябрь. Немцы заняли село Галицы и близле­жащие деревни. В нашем поселке появились два мото­циклиста, они везли с собой пленного партизана - молоденького паренька из Орловщины. В это время жители поселка собрались у здания школы, с целью разобрать по домам колхозное имущество, чтобы оно не досталось врагу. Мотоциклисты увидели людей, подъехали к школе.

А жители решили спасти мальчишку. Они указали нем­цам, что в школе есть кладовая, где хранился колхозный мед. Когда чужаки зашли в школу, пареньку сказали, что­бы бежал от немцев, указали направление дороги. За шко­лой находился лес, и как толь­ко юный партизан скрылся в нем, немцам сообщили о его побеге, показав совсем другое направление. Мотоциклисты выпустили несколько авто­матных очередей и уехали, не стали преследовать пленного. Позже спасенный паренек благодарил моих земляков за этот случай, за свою, вновь обретенную, жизнь.
А затем начался бой - наши солдаты выходили из окруже­ния. Нам, жителям, приходи­лось прятаться от немцев в погребах, по тем деревням, где не было оккупантов. В бою погибло пятеро наших солдат, восемь чело­век попали в плен, а двоих ранило.
На следующий день немцы ушли. Мы, молодежь, похоронили убитых в одной братской могиле, за которой ухаживали жители поселка после осво­бождения. После войны этих воинов захоронили в братской могиле в Архангельском.
А раненые остались в де­ревне. Один из них – политрук Тараско, заполз ночью в край­ний дом, спрятался там во дворе - в доме находились немцы. Потом его обнаружи­ли хозяева дома, когда немцы ушли. Другого раненого - Аркадия Пунегина, нашли на поле боя, и наши подростки Василий Моничев и Михаил Коновалов привезли его на подводе и укрыли в доме жи­теля Якимова. Политрука Та­раско приютила семья М.М. Калиникиной.
Оба солдата были тяжело­раненые. Большую заботу по уходу за ними проявили девушки Мария Моничева и Мария Жукова. Мы, их подру­ги, старались также помочь, дежурили возле раненых по ночам, привозили тайком из Галицы фельдшера. Раненых бойцов смогли уберечь до прихода наших войск и тогда их отправили в госпиталь. При отступлении немцы жгли дома, горели целые де­ревни. Выйдешь, бывало, ве­чером на улицу, а кругом заре­во пожаров... И приходят на память слова из песни: «Горит, горит моя деревня, горит вся Родина моя».
Наш поселок немцы тоже собирались сжечь. Для этого они втроем подъехали на лошадях и стали советовать­ся, как лучше это сделать. Узнав об этом, жители посла­ли двух парнишек в Галичу, где уже были наши солдаты. Пока Василий Завалишин и Николай Марков были в пути, девчата решили задержать немцев хоть на какое-то вре­мя, сберечь дома от поджога, пока не подойдут наши войс­ка, предложили сыграть в кар­ты. И, таким образом, нам удалось протянуть время, не дать поджечь деревню.
А мальчишки привели на­ших солдат, которые взяли немцев в плен. Вот почему наш поселок полностью уце­лел.
...У каждого человека в мо­лодости есть своя мечта. Я мечтала стать врачом. Но не суждено было сбыться этим планам: в школах не хватало учителей. И в марте 1944 года директор школы И.И. Завалишин в приказном по­рядке направил троих своих лучших учеников 10 класса на курсы, в их число вошла и я. Попала на курсы учителей математики в Ясную Поляну, а двух других девушек - Т. Канищеву и Т. Маркову пос­лали учиться в Калугу. Так что и во время войны страна жила своими заботами, жизнь, как говорится, продолжалась.
После окончания этих кур­сов в августе 1944 года меня направили учителем математики в Сапроновскую се­милетнюю школу. Так я наш­ла свою вторую малую Родину, где прожила уже более пятидесяти лет, работая сначала учителем, а потом директором школы.
В 1970 году у меня появи­лась мечта - воздвигнуть возле школы обелиск в честь 25-летия Победы над Германией. Посоветовалась с коллегами, они меня поддержали, получила согласие райкома партии и райисполкома на это благо­родное дело. Мне пришлось несколько раз ездить в Тулу, чтобы найти мастеров. Скуль­пторы Прокофьевы изгото­вили плиты из мраморной крошки, а их сын месяц про­жил у меня, чтобы выгравиро­вать на них сто фамилий по­гибших на войне односельчан. Представляете, сто человек остались на поле боя только из одного села...
Когда встал вопрос об опла­те за памятник, это оказалась по тем временам солидная сумма - 700 рублей. На роди­тельском собрании решено было собрать с каждого дома по 3 рубля. Таким образом, набрали 300 рублей, а 400 рублей выделил Кадновский сельский Совет. Мне, разуме­ется, никаких командировоч­ных никто не оплатил, а также проживание мастера и его питание у меня. Да мне и ни­чего не надо было, я все это делала от чистого сердца и по велению совести, решив от­дать должное погибшим на войне, сохранить их имена в памяти потомков.
Обелиск получился краси­вый. Около него всегда росли цветы, рядом был разбит сквер, обнесенный изго­родью. Пока в селе была вось­милетняя школа, к обелиску в Дни Победы возлагали венки, проводили митинги, школь­ники готовили праздничные концерты, даже салют в честь погибших односельчан.
В 1977 году школу в Сапро­нове закрыли, затем воздвигли стелу в Кадном, и в этом мемориальном комплексе были запечатлены и имена наших односельчан, перене­сенные с обелиска. А наш памятник после этого забро­сили. Деревья в сквере раз­рослись, затеняя обелиск, из­городь была поломана, а мес­тами просто пришла в негод­ность от ветхости.
Первое время я старалась ухаживать за памятником. Как было обидно видеть, что коро­вы «отдыхали» возле него. Предложила совсем убрать его, чем видеть, как постепенно рушится мое детище, куда были вложены средства и труд людей. И потом, это же па­мять, это наша история! Но на конференции ветеранов вой­ны и труда в этой просьбе от­казали.
И вот, наконец, в честь 50-летия Победы над Германией, решено реставрировать памятник в Сапронове, обнести его новой изгородью. Это решение принято недавно Кадновской сельской адми­нистрацией. Хочется наде­яться, что так оно и будет. Как мало осталось уже ветеранов, убеленных сединой! У нас, в Сапронове и Кухтовке, к при­меру, вернулось после войны тридцать три фронтовика, а осталось в живых всего четверо.
Очень бы хотелось, чтобы молодежь помнила тех, кто защищал их будущее с оружием в руках, кто работал в тылу в те трудные военные годы. Моим сверстникам в годы войны помимо учебы в школе (а ходили мы в нее за шесть кило­метров), приходилось помо­гать взрослым, заниматься снегозадержанием, сбором удобрений для колхозных полей (золы, куриного поме­та).
Выпускали мы стенные га­зеты в колхозе, готовили кон­церты художественной самодеятельности. Причем, выс­тупали одни, без учителей, так как в нашем поселке Вознесенский учителя не жили. Ле­том пололи просо, пшеницу, клевер, молотили зерно на специальных приспособле­ниях, скирдовали вручную, возили хлеб на заготовку в Ефремов за двадцать пять километров. Вот так и росли - в труде, в заботах наравне с взрослыми.
Как хочется, чтобы мои вну­ки и правнуки этого никогда не пережили!

Комментариев нет:

Популярные сообщения