суббота, 8 мая 2010 г.

Война прошла через судьбы многих членов мой семьи

Мой дедушка по маминой линии, Григорий Григорьевич Никулов (1908-1995), кавалер ордена Красной Звезды, кавалер ряда медалей и почетных знаков, ветеран войны и труда, житель ст. Горбачево Плавского района. Его имя включено в книгу «Солдаты Победы» по Тульской области, материалы о нем имеются в Музее тульской милиции - он служил в милиции до смой пенсии, в должности милиционера линейного отдела железнодорожной милиции станции Горбачево Плавского района встретил Великую Отечественную войну.
В октябре 1941 г. фашистские войска вступили на территорию Тульской области. В эти нелегкие дни работники милиции должны были обеспечивать порядок в населенных пунктах области, оказавшихся в прифронтовой полосе. Необходимо было усилить охрану особо важных объектов и не допускать распространения ложных слухов, паники среди населения.
Такие же задачи стояли и перед станционным милиционером, младшим сержантом Г. Никуловым. Приходилось ему, кроме всего прочего, сопровождать поезда с ранеными солдатами, эшелоны с боевой техникой до Сухиничей (Калужская обл.) и обратно.
Станция Горбачево в годы войны была крупным прифронтовым узлом, обеспечивающим связь между фронтом и тылом. Несмотря на то, что фашисты были изгнаны за пределы Тульской области в 1942 г., почти весь 1943 г. наша область оставалась прифронтовой. Многие районы подвергались воздушным налетам вражеской авиации, в том числе и станция Горбачево. Об одном из особо жестоких налетов на станцию даже написала газета. У нас в семье сохранились две пожелтевшие газетные вырезки об этом. Что это за газеты я пока не знаю, но надеюсь, благодаря проекту, установить источники публикации. В своей заметке «Невзирая на опасность» заместитель начальника станции В. Старовойтенко пишет: «Налет был жестоким. Вокруг рвались бомбы. Людей каждую секунду подстерегала смерть. Но никто не дрогнул, не спасовал, не оставил своего поста.
Железнодорожники Александр и Михаил Дорожины, Крюков, Иванов стояли возле стрелок, готовые моментально перевести их и пропустить поезда за пределы станции.
Дежурный по станции т. Тараканов, младший стрелочник т. Ф. Фетисов, скрутчик т. Авдеев, станционный милиционер т. Никулов, расцепляли составы, тушили загоревшиеся вагоны и откатывали их подальше от станции.
Спустя всего 30 минут после начала бомбежки на помощь дежурившим товарищам прибежали почти все свободные в это время работники станции. Смены дежурных по станции тт. Сагача и Чеканихиной явились в полном составе и сейчас же приступили к исправлению путей, уборке разбитых вагонов. Через 3 часа возобновилось нормальное движение поездов».
В  другой заметке сообщалось: «В один из налетов вражеской авиации выбыла из строя паровозная бригада. Надо было немедленно отцепить и оттащить остальные вагоны. Но кто поведет машину?
И в самую критическую минуту на паровозе появился милиционер т. Никулов. До этого он ни разу не брался за рычаг. С большим трудом Никулов сумел отвести состав от опасного места. Подбежавший вскоре кочегар помог ему остановить паровоз.
Этот случай заставил работников станции призадуматься. Хорошо, что все так удачно обошлось. Но можно ли рассчитывать на случайность? Было принято решение поднять движенцев на изучение профессии паровозников».
В этих заметках не сообщалось о том, что случилось после налета с моим дедушкой. Он получил тяжелую контузию, в результате чего на всю жизнь остался глухим на одно ухо, а в старости контузия сказалась и на зрении. За спасение эшелона из 14 вагонов с боеприпасами и техникой, за проявленные мужество и находчивость, ему приказом по Дорожному отделу милиции НКВД железной дороги им. Ф.Э. Дзержинского № 142 от 24 апреля 1943 г. была объявлена благодарность и выдан месячный оклад содержания. Одновременно приказом НКВД СССР № 336 от 12 июня 1943 г. Г.Г. Никулов был награжден знаком «Заслуженный работник НКВД» с выдачей месячного оклада содержания.
Это всего лишь эпизод из боевого пути моего дедушки. Потом была еще служба, бои и награды: орден «Красной Звезды», медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За Победу над Германией» и др.
В конце 1950-х гг. дедушка ушел на пенсию, после сокращения кадров милиции Н.С. Хрущевым. Он остался жить на ст. Горбачево, работал в местном совхозе, истопником бани. В мирное время заслужил еще ряд наград, звание «Ветеран труда», «Почетный пенсионер местного значения». Прожил он 86 лет. Все знавшие дедушку относились к нему уважением, считали его честным и справедливым человеком. И после его смерти мне не раз приходилось слышать о нем добрые отзывы. В 1995, в год смерти деда, районная газета "Плавская новь" предоставила мне возможность рассказать о дедушке его землякам (Мой дедушка : годы, опаленные войной / М. Шуманская // Плавская новь. 1995. 4 нояб.).
Семья дедушки - жена (т. е. моя бабушка Анна Васильевна Никулова (в девичестве Сысоева)) и двое детей - дочь Валентина (моя мама) и сын Виктор, ненадолго попали в оккупацию в 1941 г. В первые дни войны дедушку перевели на другой участок, а семья не успела эвакуироваться и осталась на станции Горбачево. Пережили бомбежки и перестрелку. Мама вспоминала, как они жили под одной крышей с немецкими солдатами, и она воровала у немцев сахар для мамы и маленького брата. Мешки с сахаром хранились за дощатой перегородкой, где были довольно большие щели, через которые можно было проделать дырочку в мешке и насыпать сахар в кулечек. Еще мама вспоминала как они, дети, катались с горки и нечаянно сбили с ног санками немецкого солдата. Когда он поднялся, нижняя часть лица у него была в крови. Разъяренный, он начал что-то кричать и схватился за автомат, перепуганные дети бросились врассыпную. К счастью, все обошлось.
После бомбежек дом, где жила семьи дедушки, был разрушен и им дали комнату в здании вокзала ст. Горбачево, в помещении кассы. Мама рассказывала, что ей очень нравилось это, т.к. на стук пассажиров в билетную кассу она открывала окошечко и давала удивленным проезжающим необходимые пояснения. А учиться маме приходилось в помещении станционной бани, которое надежно защищало детей от возможных последствий авианалетов, т. к. это сооружение почти полностью находилось под высокой земляной насыпью. Баня сохранилась и до наших дней, ее можно увидеть на стороне противоположной зданию вокзала. В послевоенное время, практически до начала 1990-х гг., эта баня пользовалась большой популярностью у местных жителей, именно в ней некоторое время работал истопником дедушка.
Трагически сложилась судьба младшего брата моего дедушки - Михаила Григорьевича Никулова. Он пропал без вести в сентябре 1943 г. Ему было всего 24 года. В армию Михаила Никулова призвали еще в 1939 г. До войны он успел жениться и у него родился сын, который в годы войны умер от инфекционной болезни. Единственная память о Михаиле Никулове - фото с надписью на обороте: «Моя фотокарточка, никому не попадайся, а попанься тому, кто сердцу мил моему. На долгую память от защитника нашей родины от красноармейца Михаила Григорьевича Никулова брату дарю на память Григорию Григорьевичу. Прощай брат Григорий Григорьевич». Фото сделано в промежутке между 1939 и 1941 гг. Зная о дальнейшей судьбе Михаила Григорьевича, слова на фотографии мы в семье воспринимаем как прощальный привет. Все попытки выяснить хотя бы что-то о том, где он воевал и как погиб, не имели, к сожалению, успеха.
Младший брат моей бабушки Анны Васильевны Никуловой - Иван Васильевич Сысоев также воевал. На фронт он попал 19-летним мальчишкой и почти в первых же боях был ранен и попал в плен, где ему пришлось очень многое пережить. Судьба забросила его в один из лагерей на территории Италии. Ему и нескольким его товарищам удалось бежать. К счастью, им помогли местные крестьяне, они же свели их с местными партизанами. В Италии Иван Васильевич встретил Победу. Но его радость от встречи с советскими войсками не была взаимной. За то, что Иван Сысоев оказался в плену, ему пришлось провести несколько лет в лагерях. Это отложило отпечаток на всю его дальнейшую судьбу. Он не смог получить профессионального образования, поселился в Орле и всю жизнь проработал простым рабочим на Орловском часовом заводе. Уже в 1990-е гг. был реабилитирован. Умер Иван Васильевич в ноябре 1993 г.
Другого своего дедушку по отцу, Константина Акимовича Шуманского я никогда не видела - его, белорусского партизана, расстреляли в марте 1942 г. У нас в семье сохранилось всего одна его довоенная фотография. Все остальное погибло в пожаре в годы войны. Со своей семьей, женой и четырьмя детьми, дед жил в деревне Прощицы Слуцкого района Минской области. Деревня оказалась в оккупации уже на 4-й день войны. Дедушку даже не успели мобилизовать в армию, но его с односельчанами собрали в отряд (что-то вроде ополчения) и направили в район боев. Бабушка - Софья Степановна Шуманская (в девичестве - Соловей) осталась одна с малолетними детьми. Моему папе, самому старшему, было тогда всего 7 лет. При наступлении немцев гражданское население спасалось бегством. В течение нескольких дней они жили в лесу. Так получилось, что при бегстве, под обстрелом, мой папа отстал от семьи. Он оказался в лесу один с их коровой. Три дня он провел там, то плача, то крича от страха. Благо корова была на редкость смирная и покладистая. Это и спасло папу от голода. Каким-то чудом всем удалось уцелеть, и как только стрельба стала звучать глуше, жители стали возвращаться в деревню. А потом вернулся и дедушка. Их отряд так и не смог соединиться с Красной Армией, и им приказали вернуться назад и, по возможности, организовывать отряды сопротивления.
В состав одного из партизанских отрядов был включен дедушка и его деверь (брат жены) Семен Степанович Соловей. Отряд был создан зимой 1941-42 гг. Дедушка с Семеном Степановичем оставались в селе, но периодически уходили в отряд с продуктами и какими-то сообщениями. В один из таких их визитов в село их выследил и выдал немцам полицай, их же односельчанин. Дедушку и Семена Степановича арестовали, продержали несколько недель в местной тюрьме, а потом расстреляли. Его жена Софье в самый разгар войны осталась тридцатилетней вдовой све с четырьмя детьми на руках.
Имя моего дедушки Константина Акимовича Шуманского и Семена Степановича Соловья, брата бабушки Софьи увековечено на стелах воинского мемориала в честь погибших земляков, который находится на трассе Слуцк - Минск. На этих плитах перечислены еще несколько людей с такими же фамилиями. Скорее всего, они тоже наши родственники, как это бывает в деревнях, где дальние родственники образуют новые семьи, и половина жителей носит одинаковые фамилии…
Участником войны был и другой брат моей бабушки - Филипп Степанович Соловей. К счастью, он прошел всю войну, вернулся живым и прожил 74 года. Вот что мне сообщили о боевом пути Ф.С. Соловья из Государственного архива Республики Крым:
«В фонде Крымского штаба партизанского движения имеются сведения, что Соловей Филипп Степанович, 1903 г. рождения, в период Великой Отечественной войны с 1 ноября 1941 г. по 29 июня 1943 г. командовал Биюк-Онларским партизанским отрядом; с 29 июня по 14 ноября 1943 г. находился на излечении в госпитале в г. Краснодаре; с 15 ноября по 1 декабря 1943 г. был командиром соединения, а с 1 декабря 1943 г. по 20 апреля 1944 г. командовал 5-й бригадой Крымского штаба партизанского движения. В боевой характеристике, наградных листах характеризуется как смелый, мужественный командир отряда, бригады».
В крымские партизаны Филипп Степанович попал из пограничных войск, где он служил еще до войны. Он был награжден рядом орденов и медалей, в том числе орденом Красного Знамени, медалями: «Партизану Отечественной войны» I степени, «За оборону Севастополя». Фамилия Ф.С. Соловья упоминается в ряде изданий посвященных Крыму в период Отечественной войны, крымским партизанам. Некоторые из этих изданий имеются в фонде Тульской областной библиотеки.
Ф.С. Степанович так и остался жить в Крыму в г. Симферополь. Был очень энергичным, решительным, вел большую военно-патриотическую работу. Участвовал в розыске уцелевшего в войну предателя, погубившего его брата и моего дедушку. В нашем семейном архиве даже  сохранилось письмо по этому поводу, но удалось ли ему завершить расследование предательства, я, к сожалению, не знаю.
Я думаю, что история, рассказанная мной, самая типичная для многих российских семей. Хотелось бы, чтобы потомки этих людей вспоминали о них не только в связи с какими-то датами, а интересовались судьбами своих дедов и прадедов и рассказывали о них своим детям и внукам.

Марина Шуманская, главный библиограф Отдела краеведения

Комментариев нет:

Популярные сообщения