пятница, 15 июля 2016 г.

Александр Быков. Моя война

Жизнь на фабрике

До позднего вечера мы ожидали ужин, но не дождались, голодными легли спать. В 5 часов утра нас вывели в цех фабрики. Сели к столу, стоявшему около нашей комнатушки. Ждем завтрака. Охранник видит, что мы не берем из ведра кофе, произносит непонятные нам слова: «Русь, русь трынкин кофе (что значит русские – пейте кофе)». Но мы в то время не понимали этих слов и снова сидим. Охранник злился. Затем позвал шефа, который тоже показывал рукой на ведро и говорил: «Шнель, шнель, трынкин (быстрей) и арбайтан (и работать)». Теперь мы поняли. Быстро расхватали кофе в свои кружки, пили с солью без хлеба и тут же нас погнали на работу. Я попал на второй этаж, где находилась стружка и бетоносмеситель. В него рабочие бросали стружку и макали в цемент, а затем вынимали и по жолобу спускали вниз рабочим, которые эту стружку упаковывали в рамы определенным слоем и отправляли под пресс и затем в сушилку. Для здорового человека работа была легкая, но для пленного, голодного и истощенно-го - была не под силу и нас немцы считали лодырями (фаулями). Всех русских прикрепили к немецким мастерам. С 5-ти до 9-ти часов работали без отдыха. Затем начался 2-й завтрак. Немцы пошли в свое отделение, а мы снова заняли свой стол. Теперь нам дали по 60-80г хлеба и ведро кофе с солью. Вот так и в последующие дни, месяцы и годы кормили русских пленных. В обед нам дали суп из брюквы, без хлеба. Вече-ром тоже брюквенный суп. Получая такую норму питания, мы начали пухнуть и болеть, а кто совсем не мог двигаться и работать, отправляли в лагерь больных (так называли изолятор), а затем взамен прибывали новые военнопленные. ХОЗЯИН ФАБРИКИ По числу рабочих эта фабрика небольшая: из рабочих немцев – 15 человек и русских пленных – 20 человек. Позже количество пленных достигло 30-ти человек, конторских служащих 3-4 человека и шеф, он же – управляющий, а фабрика принадлежала капиталисту, доктору Рейзе. Он имел фабрики в Дрездене и др.местах. Кроме того, владел заводом в Праге. Имел дома, в том числе большой шестиэтажный в Дрездене (его основная резиденция), а у нас бывал редко. Здесь находился гараж и две легковые машины. Одна из них работала на дровах, а вторая – на бензине. На ней он ездил в Прагу. Доктор Рейзе – типичный нацист. Пленных ненавидел и морил голодом. Был случай, когда мы пожаловались ему на плохое питание, он счел это забастовкой и на 50% уменьшил баланду, и в наказание 3 месяца кормил одной редькой. Утром – сырой, в обед и ужин – вареной. Вот таков был хозяин. Имел он сына – офицера, воевавшего на Восточном фронте.

Побег

Проработали две недели. Все раздулись и с трудом двигались, а питание не улучши-лось. Решили бежать. Стали думать и решили бежать двумя группами. В первую группу вошли мой новый друг родом из Воронежской области, бывший лейтенант Красной Армии, попавший в окружение. Затем находился в партизанском отряде Ковнака, был послан в разведку, его словили и пленили. Звали его Славкой, а фамилия – Потоцкий. Под такой фамилией он зарегистрирован. Позже он сказал настоящую фамилию, но теперь я ее не помню. И так, Потоцкий, Дюков, Литвинов и еще один, фамилию его забыл. Нам удалось найти ножовку и перепилить железную решетку в окне… Через это отверстие и совершили побег, но он был неудачный. Всех их схватили и привели обратно. Дол-го немцы над нами издевались, особенно наш комендант. Били и немецкие мастера. Особенно досталось Потоцкому. Уж мы думали, что он не выдержит, не выживет. На второй день, после неудачного побега приехало начальство, вело расследование и установив, что побег совершен из-за плохого питания никого не наказали. После этого нам улучшили питание. Стали выдавать, кроме баланды, картофеля и два раза в неделю варили баланду на мясном бульоне, а остальные на воде. После этого постепенно опухоль спала и мы приходили в норму, увеличивался вес. Например, я весил 82 кг, а сейчас – 56 кг, от истощения выглядел скелетом… Через полгода мой вес тела достиг 66 кг, но я был еще слаб…

Пополнение

В 1943 году прибыло пополнение и наша рабочая команда за №948 составляла 30 человек. Теперь фабрика выпускала до 2-х бараков в месяц, которые отправлялись в разные го-рода Германии. Мы, пленные, при удобных случаях старались вредить производству – делали брак, приводили в негодность цемент, а при погрузке стен в вагоны, пробивали насквозь и маскировали годными. Однажды при отсутствии моего мастера я вывел в брак целый замес цемента, и мастеру пришлось тайно от шефа его выбросить в отвал. За этот случай мастер мне пригрозил, называя вредителем…

Переселение в новый барак

Временная комнатушка не вмещала 30 человек. Для нас был построен барак с железными решетками и высоким забором, оплетенном колючей проволокой. В этом бараке, в изолированной комнате, находилась охрана из 3-х человек. Внутри забора образовался не-большой двор. Здесь позже был вырыт котлован с настилом и засыпан землей, для размещения людей в момент налета английской авиации. Несмотря на ограждение, из этого барака было совершено два побега, но об этом коснусь позже.

Продолжение публикации
Предыдущая часть публикации
Предисловие к публикации

Александр Быков. Моя война

Жизнь на фабрике

До позднего вечера мы ожидали ужин, но не дождались, голодными легли спать. В 5 часов утра нас вывели в цех фабрики. Сели к столу, стоявшему около нашей комнатушки. Ждем завтрака. Охранник видит, что мы не берем из ведра кофе, произносит непонятные нам слова: «Русь, русь трынкин кофе (что значит русские – пейте кофе)». Но мы в то время не понимали этих слов и снова сидим. Охранник злился. Затем позвал шефа, который тоже показывал рукой на ведро и говорил: «Шнель, шнель, трынкин (быстрей) и арбайтан (и работать)». Теперь мы поняли. Быстро расхватали кофе в свои кружки, пили с солью без хлеба и тут же нас погнали на работу. Я попал на второй этаж, где находилась стружка и бетоносмеситель. В него рабочие бросали стружку и макали в цемент, а затем вынимали и по жолобу спускали вниз рабочим, которые эту стружку упаковывали в рамы определенным слоем и отправляли под пресс и затем в сушилку. Для здорового человека работа была легкая, но для пленного, голодного и истощенно-го - была не под силу и нас немцы считали лодырями (фаулями). Всех русских прикрепили к немецким мастерам. С 5-ти до 9-ти часов работали без отдыха. Затем начался 2-й завтрак. Немцы пошли в свое отделение, а мы снова заняли свой стол. Теперь нам дали по 60-80г хлеба и ведро кофе с солью. Вот так и в последующие дни, месяцы и годы кормили русских пленных. В обед нам дали суп из брюквы, без хлеба. Вече-ром тоже брюквенный суп. Получая такую норму питания, мы начали пухнуть и болеть, а кто совсем не мог двигаться и работать, отправляли в лагерь больных (так называли изолятор), а затем взамен прибывали новые военнопленные. ХОЗЯИН ФАБРИКИ По числу рабочих эта фабрика небольшая: из рабочих немцев – 15 человек и русских пленных – 20 человек. Позже количество пленных достигло 30-ти человек, конторских служащих 3-4 человека и шеф, он же – управляющий, а фабрика принадлежала капиталисту, доктору Рейзе. Он имел фабрики в Дрездене и др.местах. Кроме того, владел заводом в Праге. Имел дома, в том числе большой шестиэтажный в Дрездене (его основная резиденция), а у нас бывал редко. Здесь находился гараж и две легковые машины. Одна из них работала на дровах, а вторая – на бензине. На ней он ездил в Прагу. Доктор Рейзе – типичный нацист. Пленных ненавидел и морил голодом. Был случай, когда мы пожаловались ему на плохое питание, он счел это забастовкой и на 50% уменьшил баланду, и в наказание 3 месяца кормил одной редькой. Утром – сырой, в обед и ужин – вареной. Вот таков был хозяин. Имел он сына – офицера, воевавшего на Восточном фронте.

Побег

Проработали две недели. Все раздулись и с трудом двигались, а питание не улучши-лось. Решили бежать. Стали думать и решили бежать двумя группами. В первую группу вошли мой новый друг родом из Воронежской области, бывший лейтенант Красной Армии, попавший в окружение. Затем находился в партизанском отряде Ковнака, был послан в разведку, его словили и пленили. Звали его Славкой, а фамилия – Потоцкий. Под такой фамилией он зарегистрирован. Позже он сказал настоящую фамилию, но теперь я ее не помню. И так, Потоцкий, Дюков, Литвинов и еще один, фамилию его забыл. Нам удалось найти ножовку и перепилить железную решетку в окне… Через это отверстие и совершили побег, но он был неудачный. Всех их схватили и привели обратно. Дол-го немцы над нами издевались, особенно наш комендант. Били и немецкие мастера. Особенно досталось Потоцкому. Уж мы думали, что он не выдержит, не выживет. На второй день, после неудачного побега приехало начальство, вело расследование и установив, что побег совершен из-за плохого питания никого не наказали. После этого нам улучшили питание. Стали выдавать, кроме баланды, картофеля и два раза в неделю варили баланду на мясном бульоне, а остальные на воде. После этого постепенно опухоль спала и мы приходили в норму, увеличивался вес. Например, я весил 82 кг, а сейчас – 56 кг, от истощения выглядел скелетом… Через полгода мой вес тела достиг 66 кг, но я был еще слаб…

Пополнение

В 1943 году прибыло пополнение и наша рабочая команда за №948 составляла 30 человек. Теперь фабрика выпускала до 2-х бараков в месяц, которые отправлялись в разные го-рода Германии. Мы, пленные, при удобных случаях старались вредить производству – делали брак, приводили в негодность цемент, а при погрузке стен в вагоны, пробивали насквозь и маскировали годными. Однажды при отсутствии моего мастера я вывел в брак целый замес цемента, и мастеру пришлось тайно от шефа его выбросить в отвал. За этот случай мастер мне пригрозил, называя вредителем…

Переселение в новый барак

Временная комнатушка не вмещала 30 человек. Для нас был построен барак с железными решетками и высоким забором, оплетенном колючей проволокой. В этом бараке, в изолированной комнате, находилась охрана из 3-х человек. Внутри забора образовался не-большой двор. Здесь позже был вырыт котлован с настилом и засыпан землей, для размещения людей в момент налета английской авиации. Несмотря на ограждение, из этого барака было совершено два побега, но об этом коснусь позже.

Продолжение публикации
Предыдущая часть публикации
Предисловие к публикации

Популярные сообщения