понедельник, 30 марта 2015 г.

Валерий Савостьянов

         Летчик

Дорогому тестю
Михаилу Дмитриевичу Смирнову

Подождите — не будите,
Юный свой уймите крик:
Сел в любимый истребитель
Старый лётчик – фронтовик.
Он теперь в германском небе,
Там, где выше только Бог,
Он опять — прекрасный лебедь
И опасный ястребок.

Позади — его ведомый,
В перекрестье — «мессершмитт»,
Что свинца наелся вдоволь:
Миг ещё — и задымит,
И на запад, уж не страшен,
Понесёт он чёрный знак:
Забивайтесь в щели ваши —
Атакует русский «ЯК»!..

Подождите — не будите,
Юный свой уймите крик:
Сел в любимый истребитель
Старый лётчик – фронтовик.
Он теперь в германском небе,
Там, где выше только Бог,
Он опять — прекрасный лебедь
И опасный ястребок!

Где найдёте вы такого?
Он один теперь из тех,
Кто к ногам родным Чулкова*
Положил великий рейх!
И осталось так немного
В снах его
Высоких трасс —
Не комэска он, а Бога
Скоро будет лучший ас.

Молвит, глядя Богу в очи:
«Не умеющий летать
Прилетал тут ангелочек —
Из училища, видать!
Чтоб над нашим райским домом
Не смеялись бы в аду —
Я возьму его ведомым
И на бесов поведу!..»
_____________________________________________________________
* Чулково — старинное название одного из районов г. Тулы
                                                                                         

четверг, 26 марта 2015 г.

По местам боевой славы. Тула, пр. Ленина

Александр Быков. Моя война

Отправление в Германию
Наконец карантин в централе закончился, и нас подготовили к отправлению в Германию. За три дня нас уведомил все тот же полицай. Как не хотелось покидать территорию Советского Союза! Пытался спрятаться в туалете, но полицаи поставили в строй. Перед отправкой на ж.д.станцию немцы решили напутствовать нас. К строю явилось главной немецкое начальство. Среди них был и русский, зам.коменданта, тот который приводил нас сюда. С речью выступил русский офицер, оратор он неплохой, мог произносить красивые, зажигательные слова, но верить ему мог только наивный человек. Например, речь началась так: «Вы не представляете себе куда едете! Вас ждут там хорошие бытовые условия, ждут вас фабрики и заводы. Ждут вас милые немецкие женщины. Прошу вас быть дисциплинированными и не замарать лицо русского народа и т.д.» Одним словом обещал немецкий рай. Вряд ли большинство верило в сказанное, а наоборот понимали наверно, обратное.
Митинг закончился и нас погнали на посадку в вагоны. Всего нас было до двух тысяч человек. Все вагоны были забиты битком и мы задыхались от духоты. Особенно тяжело было находиться около «параш». Здесь люди задыхались от зловония, в том числе и я испытал эту «прелесть». Притом мучила дизентерия. Двое суток нем не давали пищи, мучила и жажда. А ведь был май месяц и погода стояла жаркая. От голода и удушья в нашем вагоне умерли 2 человека.

воскресенье, 22 марта 2015 г.

Рудокоп и шахтер - два брата,
Два воина, два солдата!
один углем, а другой рудой
Ведут с фашизмом смертный бой!

пятница, 20 марта 2015 г.

Александр Быков. Моя война

В централе
Примерно через два-три дня после расправы, из этого кровавого лагеря IV началось отправление советских военнопленных в центральный Каунасский лагерь, который находился в бывших царских николаевских казармах. Первая партия состояла из 50-ти человек, в это число попал я и мой товарищ Крутилин. Группу вывели из лагеря под конвоем и усадили на косогоре. Вскоре из Централа при-был офицер, принял нас по счету, тут же приказал удалиться лагерному конвою и стал знакомить с остановкой. Прежде всего, рассказал о себе, что он сам тоже русский, житель Ленинграда, служил в Красной Армии в чине полковника и еще до начала войны эмигрировал за границу, увидев наш истерзанный скорбный вид, вроде сочувственно сказал, что знает, как в этом лагере из-девались над нами. Здесь этого не происходит. В то же время, заметив нашу радость, тут же сказал, что они тоже наказывают виновников. Мы насторожились и слушаем. Офицер поясняет, что для провинившихся наказания такие: его сажают в специальный карцер и содержат на скупом пайке и одной воде. Перед тем, как поместить виновника в карцер, его сначала люди перевоспитывают; например, ставят по стойке «смирно», один воспитатель закручивает его руки за спину и крепко держит, а второй бьет пинком сапога по причинному месту, пока тот потеряет сознание, и если виновник останется живым, его помещают в карцер». На этом рассказ кончился и мы тронулись в путь. Придя в лагерь, нас разместили в кирпичном здании. Это помещение вместе с нами оказалось заполненным битком. Режим лагеря нельзя сравнить с лагерем IV, - он был слабее, хотя питание и рацион были те же, но качество его было лучше, главное , не было плесневелого хлеба и баланды. Картофельная баланда жидкая и в ней не видно было очисток. Кроме того, за все время майского пребывания в лагере здесь не было массовых издевательств, но практиковались одиночные смертельные пытки. Даже человек за неосторожно высказанное слово подвергался нечеловеческим пыткам, тем, о которых нам рассказал офицер в должности зам.коменданта (но более подробно мы узнали от одного русского полицая). Провинившегося раздевали до гола, сажали в подвал, куда напускалась холодная вода до колен ног. Пища ему не давалась, вода - тоже, спать ему было негде и здесь он заканчивал в муках свою жизнь. Все это происходило скрыто от людских глаз советских военнопленных.

четверг, 12 марта 2015 г.

Александр Быков. Моя война

Стрельба по людям
В воскресный день к нашему лагерю подошла литовская детвора. Они начали через ограждения перебрасывать свои свертки с продуктами и сигаретами. Мы бросились их подбирать. Только что направился в эту зону, как вижу, что немецкая охрана открыла стрельбу по подбирающим свертки. Появились раненые и убитые. Мне пришлось спешно спрятаться в лагерном туалете. Сюда же прибежали еще несколько человек. Все мы оказались за тесовой перегородкой. Однако немцы заметили скопление людей и начали обстрел туалета. Всюду пули пролетали со свистом. Мы вынуждены были залечь на загрязненный нечистотами пол уборной и лежали до тех пор, пока немцы прекратили стрельбу. К нашему счастью никто из нас не пострадал. В последующие дни немцы совсем обнаглели. Стали охотиться за отдельными людьми, шедшими по нужде в лагерную уборную. Даже были и жертвы. Как видно, немцы стали практиковаться, чтобы лучше и точнее уничтожать своих жертв, поражать живые цели. Вот в каких условиях находились советские военнопленные в этом проклятом форте Г – IV. После войны, вернувшись в Тулу, мне пришлось много прочитать книг, в которых описывалось о зверствах в лагерях и концлагерях. Но литовские лагеря в фортах, где происходили чудовищные издевательства, как видно остались в тени и забытыми. Неужели не осталось живых свидетелей, способных воспроизвести подробности, которые происходили в этих лагерях? А ведь они заслуживают такого внимания! По некоторым данным количество жертв в лагере Г-IVсоставляет 35 тысяч человек.

Валерий Савостьянов

Сибиряки

Сибирским дивизиям, спасшим 
не только Москву и Тулу,
но и мои родные деревни
Сергиевское (Упское) и Нижние Присады

Мне рассказали старики,
Что было здесь когда-то:
Как с боем шли сибиряки
Из-за Упы и Шата.
Навек запомнили они
Тот день: их пушки, танки,
Их полушубки и ремни,
И шапки их – ушанки.

В подвалах жившие, в сенях,
От стужи чуть живые —
Запомнили, как на санях
Шли кухни полевые,
И как усатый старшина,
Махоркою пропахший,
Налил похлёбки из пшена,
Побаловал их кашей…

И снится им, теперь седым —
В глухих сугробах тропка,
Солдатской кухни сладкий дым,
Та пшённая похлёбка,
Те полушубки и ремни,
Со звёздочками шапки...
И как поверили они,
Что их вернутся папки!

О, лица бравых молодцов
Неведомой Сибири,
Что им напомнили отцов, —
Отцы ведь их любили! —
Они смотрели так светло,
Что враг уже не страшен,
Вернув отцовское тепло,
Тепло домов и каши…           

пятница, 6 марта 2015 г.

Календарь Победы

Александр Быков. Моя война

Встреча с земляком
В этом же строю рядом со мной оказался земляк из Тулы, по фамилии Касаткин. До войны он работал в Ростехснабе в должности товароведа, одновременно в райкоме председателем МК профсоюза, а я в то время работал в райкоме профсоюза в должности и.о.председателя и по долгу службы часто бывал в их организации. Оба мы обросли бородами и стали неузнаваемыми. Но Касаткин первый узнал меня и назвал фамилию. Эта неожиданная встреча в кровавом лагере меня не обрадовала и я был встревожен. Вспомнил его не-довольство, всюду он видел одни недостатки и что хорошее не замечал. Поэтому я не был уверен в его добром расположении. Обменявшись с ним рукопожатием, я тут же тихо стал просить его, чтобы он соблюдал тайну о нашем прошлом, т.е. о нашей работе до войны. Похоже мы оба договорились не говорить ничего друг о друге. Хотя Касаткин согласился, но его тон мне не понравился. По-существу, ему-то нечего опасаться – он был беспартийным, а я-то – член партии, на мне можно подзаработать… Касаткин, как только услышал от коменданта, что требуется священник, тут же стал предлагать мне пойти на эту должность. Ничего себе гусь? Как будто у себя дома! Причем настойчиво убеждал и уверял, что я грамотный, справлюсь с этой работой и получу льготную жизнь, что служить буду в церкви исправно и т.п.Даже не получив моего согласия, он пытался заявить немцам о моей кандидатуре, но я категорически запретил ему это делать, считая, что чтобы быть священником надо закончить духовную семинарию и наотрез отказался. Касаткин как-то подозрительно посмотрел на меня и умолк. На следующий день Касаткин решил проверить, видимо была цель изучить какого я поведения. В бараке не нашел меня и стал искать на территории лагеря. А мы в это время с Крутилиным на территории лагеря в небольшой группе военно-пленных беседовали о лагерной жизни. Некоторые товарищи по несчастью стали высказывать свои опасения, что здесь неминуема смерть, либо немцы заморят голодом, либо при-бьют. Выход один: пока не поздно – записаться добровольцами в немецкую команду, где лучше кормят и обучают военному делу. Наверняка останешься живым. Мы с Крутилиным задаем им вопрос и говорим. «А если немцы вас обучат и пошлют воевать против советских братьев-партизан или на фронт воевать с Красной Армией? Что же Вы будете стрелять по своим?» На наш вопрос они ответили: «Вот и хорошо, что мы окажемся около своих. Мы и перебежим на сторону Красной Армии и будем воевать против немцев.» Пришлось разочаровать этих наивных ребят. Я и говорю им: «Неужели вы думаете, что немцы настолько дураки, чтобы они вчерашних врагов оставили без надзора? Наверняка сзади вас будет находиться заслон с пулеметами и перебьют вас, как цыплят. Кроме того, если вам и удастся перебежать к своим, вряд ли вас примут в объятия, а скорее сочтут за немецких шпионов и отдадут в руки НКВД. Кроме вас пострадают и ваши близкие родствен-ники». Видимо, довод их убедил и все они отказались от своей затеи. В этот момент к нам подошел Касаткин. Окинув всю группу своим взором, а затем обращаясь ко мне, произнес: «Я вижу ты и здесь агитируешь? « Такой тон был для меня понятен, и я вынужден был реабилитироваться, отвечаю, что мы сидим и горюем как в живых остаться, какая уж тут агитация. Видимо это успокоило моего «друга» (ведь он не слышал нашей беседы). Присев на землю, он заговорил о войне. Утверждал, что немцы сильны и разобьют Красную Армию. Стал ругать Сталина, что он плохо вооружил Красную армию и не подготовил страну к войне. Затем коснулся колхозов, ругал правительство, что всех «согнали в колхозы» и т.д. После его разговоров мне стало ясно, что Касаткин мой враг и нужно его опасаться. Но следует отдать ему должное – он сдержал свое слово и не выдал меня немцам. Возможно этому послужило то, что вскоре он оказался в фашистской добровольческой команде и позабыл про меня. После войны домой он не вернулся… Увидев его в добровольческой команде я был потрясен, не хотелось верить, что наш туляк оказался изменником Родины! В эту команду вначале набирали украинцев – к ним немцы относились лучше, чем к русским, а потом, как видно, стали принимать даже русских. В нашем лагере много было людей безногих. Их в шутку называли «кавалерией». Они всегда первые получали пищу и только потом выпускали из барака и нас. В лагере своей бани не было и нас иногда гоняли в соседний лагерь. Позже, немцы стали строить свой санпропускник. Для рытья котлованов ежедневно выгоняли по 500 человек. Часть людей рыли котлован, а большинство штыковыми лопатами относили землю в сторону за 200-250 метров… Хотя ноша была не тяжелая, но изматывала основательно, так как люди без остановки двигались, как конвейер и очень уставали, с трудом добирались до своих бараков. Был такой случай. Группу из 10 человек, в которой был и я, направили к зажиточным литовцам собирать с их пашен камни. В одном поле нам удавалось найти прошлогодний прелый картофель – мы с радостью его подбирали. В этот день к нам пытались пробиться местные литовские женщины, хотели передать нам сверточки с продуктами, но полицаи не позволили. Одна женщина оказалась смелой и стала упрекать полицаев, говоря, что ведь вы тоже русские, а поступаете как враги. Очень крепко она их совестила. Наконец полицаи сдались и взяли эти свертки, обещая их нам отдать, но это был обман, они их присвоили себе. Как я ни пытался совершить побег, полицаи следили за нами и я удрученным возвращался в лагерь. Вдобавок, лагерного пайка нам не оставили и мы остались голодными. Немцы организовали прокладку нового водопровода к лагерю IV. Для него копалась траншея до 2-х метров глубиной, для ее рытья ежедневно направлялись 50 человек военно-пленных, а возвращались с этой работы каждый раз без двух-трех человек. Кто назначался на эти работы – шли с опаской и ожидали своей смерти. Однажды попал и я к этому извергу. Порядок был суровый, люди должны были целый день работать без передышки. За короткий перерыв немец без предупреждения пронзал этого человека своим штыком. Работая в траншее несколько часов, я решил немного отдохнуть. Немец издали заметил это и спешно направился в мою сторону и только благодаря моему соседу вовремя предупредившего меня, я начал выбрасывать землю наверх. Это спасло меня от смерти. Немец, подойдя ко мне и убедившись, что я выкопал траншею больше, чем у других, отошел в сторону.

Продолжение публикации
Предыдущая часть публикации
Предисловие к публикации

среда, 4 марта 2015 г.


ТСН - Тульские новости, последние события Тулы и области

04 Март 2015 //
Видео

Календарь Победы: 4 марта 1943 года




Проект «Календарь Победы» напомнит о событиях, которые происходили в эти весенние дни в годы Великой Отечественной войны, расскажет об известных сражениях и заслугах генералов и рядовых, передаст многогранность описываемых событий и человеческих судеб.

Продолжение статьи

вторник, 3 марта 2015 г.


ТСН - Тульские новости, последние события Тулы и области

03 Март 2015 //
Видео

Календарь Победы: 3 марта 1945 года




Проект «Календарь Победы» напомнит о событиях, которые происходили в эти весенние дни в годы Великой Отечественной войны, расскажет об известных сражениях и заслугах генералов и рядовых, передаст многогранность описываемых событий и человеческих судеб.

Продолжение статьи

Валерий Савостьянов

            Щепоть соли

Я был рождён во времена,
Когда закончилась война
Победою!
О них шпана
Теперь кричит как о суровых,
Где правил злобный вурдалак.
Не знаю: врут иль было так —
Я помню гордость, а не страх,
И хлеб,
Бесплатный хлеб в столовых.

Уроки кончены, и вот
Туда, где свой, родной народ,
Серёжка в очередь встаёт,
А мы, пока он достоится —
За стол!
И солюшки щепоть
Посыплешь щедро на ломоть:
Как радуются дух и плоть —
Ах, видели б вы наши лица!..

В краю пятнадцати столиц
Таких сегодня нету лиц!
Не зря рекламный русский фриц
Мне предлагает всё и сразу:
Лишь только бы молчал я впредь
О гордости победной, —
Ведь
Я — хлеб, какому не черстветь,
Я — соль та, равная алмазу!..

понедельник, 2 марта 2015 г.



02 Март 2015 //
Видео

Календарь Победы: 2 марта 1945 года




Проект «Календарь Победы» напомнит о  событиях, которые происходили в эти весенние дни в годы Великой Отечественной войны, расскажет об известных сражениях и заслугах генералов и рядовых, передаст многогранность описываемых событий и человеческих судеб.

Продолжение статьи

Популярные сообщения