среда, 30 апреля 2014 г.

Александр Быков. Моя война

Приезд карательного отряда

Однажды хозяйка, увидев фашистские самолеты, летящие на Восток в сторону Москвы, тут же подошла к иконе и начала молиться Богу, прося его, чтобы он помог летчикам лучше громить большевиков. С большим трудом сдержался, чтобы не выругать эту злобную женщину. В этот же день хозяйка разыскала негодные валенки и заставила меня привести их в божеский вид, а сама полезла на печку отдыхать. В это время неожиданно в избу врывается полицай и строго спрашивает: есть ли у вас беглые люди? Я отвечаю, что нет. Но тут же слышу голос хозяйки. «Как нет?» И указывает рукой на меня и говорит полицаю, - «Вот он, беглый». Начал убеждать полицая, что я не беглый, пришел сюда из больницы, где лежал с тифом 3 месяца. Если не верите, можете навести справки, указывая адрес больницы. На мое счастье, этот полицай не придал этому значения и в свою очередь спрашивает меня. Есть ли у нас мясо. Зная, что оно есть у хозяйки, ответил, что «нет». В то же время сказал, что наш сосед сегодня зарезал большого кабана и палил его огнем на улице. В это время врывается в дом разъяренный немецкий офицер и начал бранить полицая, что он долго задержался в нашем доме. Полицай стоял навытяжку перед немцем и что-то промолвил ему. Этот офицер злобно глянул на меня и спешно вышел в чулан, осмотрел его, заглянул под печку, и не найдя никого, быстро с полицаем ушли на улицу. Через некоторое время смотрю в окно, вижу подъехали три подводы к тому дому, где был зарезан кабан, забрали его и поехали в сторону г.Красное. После выяснилось, что это был карательный отряд, который поймал 3-х окруженцев. До сих пор не пойму, почему полицай не забрал меня, и не сказал офицеру. Когда все успокоилось, я обращаюсь к хозяйке и говорю: «Почему тебе понадобилось выдавать меня?» А она отвечает: «А почему я должна врать своему освободителю Гитлеру?!!» Да еще добавила: « «Родной», а может ты действительно большевик, а я эту змею пригрела у себя?» Услышав такие слова, решил, завтра же утром покинуть этот враждебный дом.



Арест

Наступило утро 25-го марта 1942 года. Собрал свои вещи и жду завтрака. Как назло, хозяйка не торопится с печью, куда-то ходила. Сижу, волнуюсь, скорей бы позавтракать и в поход. Но увы. В это время в дом входят староста с полицаем и приказывают: «Одевайся и выходи на улицу.» Пришлось подчиниться. На улице, около дома, уже стояли две подводы, на них сидели двое в гражданской одежде и вооруженный полицай. К ним посадили и меня. В пути староста успокоительно сказал нам, что мы едем в г.Красный, в полицейское управление, чтобы прописать нас. Не волнуйтесь. Все будет хорошо, с нами и вернетесь обратно. Как только прибыли в управление нас тут же под конвоем отвели в бывшее помещение НКВД и посадили в душную камеру. Но вскоре из этой камеры перевели в большую камеру, где уже находились арестованные, человек 30-35. Не успели с ними познакомиться, как вдруг открылась дверь и прозвучал грозный голос: «Кого только что привели быстро выходи на улицу». Откровенно говоря, не хотелось уходить, хотел бы остаться здесь. Но как после стало известно, эти люди были смертники, их должны были расстрелять. Снова поместили нас троих в ту же камеру, воздух был спертым, трудно было дышать. Все было покрыто пылью. Это было заметно, когда мы легли на цементный пол, застланный соломой и трухой. Стали знакомиться. Оказалось, что все мы - бывшие воины-окруженцы. Только двое из них в лагерях у немцев не были, а проживали у местных жителей. Один даже женился на девушке. Оба в мешках имели много хлеба, мяса, сала. Только я без ничего. Потом они развязали свои мешки, вытащили хлеб, сало и начали с аппетитом уплетать, а мне даже куска хлеба не дали, хотя знали, что я голодный и хозяйка ничего мне не дала. Позднее вечером в камеру вошел полицай, выдал каждому по куску хлеба и немного воды. Начал допрашивать. Когда дошла очередь до меня, , полицай заинтересовался моей шинелью и говорит: - «Ты, видно, служил в Красной Армии не простым солдатом, а в чине полковника. Ушел, закрыв за собой дверь камеры на большой замок. 26-го марта рано утром он снова появился, выдал нам такую же порцию хлеба и воды и начал задавать мне вопросы, какой чин имел в армии. Я ответил, что я же вчера говорил обо всем. Но полицай свое твердит и не верит. «Кого ты хочешь обмануть? Как будто я не служил в РККА и не знаю, кому какие английские шинели давали, их получали только полковники». И в заключение полицай сказал: «Я советую тебе добровольно отдать мне шинель, за нее получишь буханку хлеба и старый пиджак. Если не согласишься, тогда пеняй на себя. Тогда допрашивать тебя будет Гестапо. Конечно, угрозы повлияли на меня, и я вынужден был согласиться на обмен.

Продолжение публикации
Предыдущая часть публикации
Предисловие к публикации

1 комментарий:

VolNa: комментирует...

Как всё страшно и как всё сложно... И тем более страшно, что сегодня как никогда понимаешь - как хрупок мир! Такое чтение сегодня, как воздух необходимо.

Популярные сообщения