вторник, 30 октября 2012 г.

Роман "Дмитрий Донской" тоже воевал...

Странно, что о Сергее Петровиче Бородине почти не вспоминают в наше время. Во всех средствах массовой информации стало модно писать о патриотизме. Вот бы и рассказали об этом замечательном путешественнике, исследователе нашего исторического прошлого, создателе романа "Дмитрий Донской". Увы...
А ведь детские и юношеские годы Сергей Бородин провёл в Белёве и всегда с особой теплотой вспоминал этот старинный городок. Не могу удержаться и не процитировать из книги С.П.Бородина "Дороги":
Так велось,что всех сыновей в нашей семье называли только в честь московских святых - Александра Невского, Андрея Боголюбского, Михаила Черниговского... Меня хотели назвать в честь Дмитрия Донского, но выяснилось, что он не причислен к лику святых, и тогда назвали в честь Сергия Радонежского. Увлекательно было слушать множество преданий о дедах и пращурах. Едва ли случалась на Руси война, в которой не участвовал бы кто-нибудь из нашей семьи. Да и есть ли на Руси семьи, откуда не уходили бы на очередную войну отцы или сыновья? Вот почему на нашем семейном кладбище встречались могилы, где дед лежал рядом с внуком, ибо тот, кому надлежало лежать между ними, лёг навеки в одной из далёких братских могил".


После окончания реального училища в Белёве Сергей Бородин много путешествовал по Северу, Ближнему и Дальнему Востоку, участвовал в археологических экспедициях в Среднюю Азию и Казахстан. Его роман "Дмитрий Донской" вышел перед самой войной и весь тираж был отправлен на фронт. Однажды писатель Александр Фадеев вернулся с передовой и подарил Бородину один из экземпляров его книги, пробитый осколком. Роман "Дмитрий Донской" тоже воевал...





В Ташкенте, где умер писатель, есть прекрасный музей его имени. На произведениях народного писателя Узбекистана там учат молодое поколение патриотизму. У нас родился, у них пригодился. Так бывало часто в нашем Отечестве.

Константин Шестаков

Бородин Сергей Петрович // Тульская областная универсальная научная библиотека: [сайт].- 2002.
Биография и творческий путь С. Бородина.
Устименко А. На Самаркандской бумаге, под гранатовым деревом (три из жизни вырванных страницы) о писателе С.Бородине // Иные берега: журнал о русской культуре за рубежом.- 2010.- № 4.  

четверг, 18 октября 2012 г.

Из книги "Тайны тульских улиц"

Политрук Сизов
Весь расчет состоял из трех из двух орудий - слева по шоссе, в сторону нынешнего КРЦ "Пионер", под командованием Михаила Сизова, справа - под командованием Григория Волнянского. Еще два орудия, по воспоминаниям Сизова, стояли сзади. Предполагалось, что они понадобятся для противовоздушной обороны, но так получилось, что в ходе боя, когда передовые пушки были разбиты, пришлось выкатывать их на замену.
"Стрелковые дивизии и полки Тульского боевого участка были крайне малочисленны. Они имели очень мало боевых средств, особенно пушек и боеприпасов к ним . Главную ударную силу в борьбе с танками представлял 732-й зенитный артиллерийский полк, вспоминал командир 732-го зенитного артиллерийского полка М.Т. Бондаренко.
На огневом пункте. Тула, 1942 г.
А вот что запомнил о тех первых днях обороны города главный конструктор мотопроизводства "Туламашзавода" Валентин Иванович Пудовеев, в то время - двенадцатилетний подросток. Их дом стоял совсем рядом с Орловским шоссе, где стойко сражались расчеты Волнянского и Сизова. 30 октября, кстати, особенная для Валентина Ивановича дата - его день рождения.
Зенитчики "... заранее отрыли траншеи для боеприпасов и защиты боевых расчетов. Вокруг пушек насыпали брустверы для обеспечения круговой стрельбы. В траншеях устроили погребки для ящиков со снарядами, в каждом - по два выстрела. Снаряды были бронебойными; стальная болванка имела победитовый наконечник, прикрытый жестяными колпачками. К болванке был привинчен стальной цилиндрик с трассирующим составом, так называемый трассер.
Бронебойные выстрелы нам, пацанам, были хорошо известны. Поврежденные немецкими снарядами, минами и пулями, мы часто находили их в кюветах и на огородах Волоховского поселка еще в 1946 году. Мы разряжали выстрелы, ударяя болванкой о трамвайные рельсы несколько раз, и затем вынимали ее из гильзы. Потом отвинчивали трассер, вытаскивали защитный белый шелковый мешочек с бездымным порохом. Помню до сих пор - на мешочке стоял черный штамп: порох (указывался шифр) и вес - 2 килограмма 210 граммов. Затем мы извлекали другой шелковый мешочек с дымным порохом, расположенный на самом гильзы у капсюли для инициирования воспламенения основного порохового заряда. Естественно, порох мы использовали для своих нужд.

Популярные сообщения