пятница, 18 ноября 2011 г.

Из жизни осажденного города

Геннадий Яковлевич Шмаков
Большую жизнь прожил за­служенный строитель РСФСР, участник обороны г. Тулы Геннадий Яковлевич Шмаков (1911-2004). Его вклад в жиз­необеспечение осажденного города и в его послевоенное воз­рождение неоценим. Возглав­ляемый им коллектив СУ-2 «Тулгорстроя» построил в об­ластном центре свыше 10 ты­сяч квартир (целый городок!), десять школ, несколько кино­театров, больниц и поликли­ник, корпуса политехнического института, велотрек, гости­ницу «Тула» и другие объекты.
В годы войны Г.Я. Шмаков работал заместителем пред­седателя горисполкома и пред­седателем Привокзального рай­совета. Благодаря оставленным им воспоминаниям, сегодня мы знаем намного больше о том грозном периоде и напряженней­шей работе по спасению населе­ния в дни обороны Тулы.

С момента объявления войны первоочеред­ными задачами для нас стали подготовка предприятий и на­селения Тулы к обороне, эваку­ация оборудования и работни­ков оборонных заводов вглубь страны.
Первый массированный на­лет вражеских бомбардиров­щиков был совершен в августе 1941 года на железнодорожные пути ст. Тула-1 (к счастью, обошлось без жертв), а двумя днями позднее — на жилые до­ма по ул. Демонстрации. Впер­вые мы увидели кровь, уби­тых, горе и разрушение — была уничтожена четвертая пожар­ная часть.
Со второй декады августа ор­ганизуется строительство обо­ронительных рубежей на дальних подступах, а в сентябре — вокруг Тулы и в самом городе.
День 16 октября 1941 года стал для Тулы знаменатель­ным. На собрании партактива, которое проводил председа­тель Государственного коми­тета обороны Тулы и области В.Г. Жаворонков, туляки по­клялись, что встанут с оружием в руках на защиту родного го­рода и Тулу врагу не сдадут!
Сформированный и осна­щенный всем необходимым Тульский рабочий полк (ко­мандир А.П. Горшков, комис­сар Г.А. Агеев), много раз по­полнявшийся добровольцами, вместе с полком НКВД, бата­льоном работников милиции, зенитным артдивизионом и подходившими с 30 октября частями 50-й армии не толь­ко защитили родной город, но и в упорных боях освободили 31 декабря 41-го года Калугу, входившую в то время в состав Тульской области.
В октябрьские дни город еще жил проблемами эвакуации и заботами о выходивших после кровопролитных боев десятках тысяч бойцов Брянского фрон­та, сдерживавших натиск врага вплоть до 29 октября.

Строители СУ-2 после вручения
юбилейных медалей (август 1966 г.),
в центре - Г.Я. Шмаков
29 и 30 октября были критическими днями — бойцы сдер­живали натиск армады немецких танков генерала Гудериана, подошедших вплотную к границам Тулы. Никакой растерянно­сти и паники в городе не наблюдалось, во всех районах и штабе обороны царила деловая обстановка.
...После возвращения из Венева, в ночь с 10 на 11 ноября (выполнял особое задание комитета обороны), мне разрешили немного поспать в бункере штаба на ул. Володарского. Но это «блаженство» около часа ночи было нарушено грохотом колос­сальной силы — казалось, наше подземелье разрушается.
Все, кто были в штабе, в том числе и руководители Жаворон­ков, Чмутов, Суходольский и Любимов, выскочили на улицу и впервые могли наблюдать силу и мощь реактивных снарядов дивизиона наших «катюш», выпущенных с территории Зареченского рынка (у хлебозавода) по скоплениям вражеских войск (между пос. Косая Гора и с. Басово). А утром такой же мощи залп был нанесен с территории Центрального рынка, он накрыл в Скуратове вражеские подразделения, шедшие в обход Тулы к Воронежскому шоссе.
Уже в то время стало ясно, что новая ракетная техника станет хорошим помощником в прорыве обороны. И все же превосходство «гитлеровской машины», рвущейся к Москве обходными путями, затянуло тяжелые сражения под Тулой на целый месяц. Лишь с 5 на 6 декабря, в самые морозные, с метелями дни, командованию 50-й армии удалось развить на­ступление на всех направлениях вокруг Тулы, а к 17 декабря освободить прилегающие к Ясной Поляне, Щекино районы и Крапивну. Благодаря совместным действиям армии и народа, ценой значительных людских потерь 65-суточная блокада Ту­лы была снята.
...К середине ноября в городе создалось тяжелое положение со снабжением продовольствием, поскольку подвоз со стороны Москвы, Венева и Сталиногорска был уже невозможен, а един­ственная «пропускная» железнодорожная станция Ревякино на 18 ноября была перекрыта неприятелем.
В этот момент в штаб обороны Тулы поступил звонок от за­местителя председателя Совнаркома А.И. Микояна об отправке нам продовольственной помощи — 20 вагонов с мукой, сахаром, солью, мясом, крупой, а также табаком. Встал вопрос, как эти 20 вагонов провести через Ревякино, усыпив бдительность немцев? Отчаянные смельчаки нашлись среди машинистов Тульского локомотивного депо. Они вместе с начальником и дежурным по станции Ревякино при подходе состава перевели стрелки напря­мую, что позволило без остановки, на большой скорости про­следовать бесценному для нас грузу.
Несмотря на господствующее положение в воздухе нашей авиации, немцам все же удалось 25 ноября разбить Каширскую высоковольтную линию электропередач, и Тула впервые погру­зилась на трое суток во мрак. Это был самый тяжелый период в жизни осажденного города. Остановились круглосуточно дей­ствующие производства муки и хлеба, прекратилось водоснаб­жение, замер электротранспорт, встали возрожденные для ре­монта боевой техники и оружия цеха заводов, приостановились хирургические операции...
В штабе обороны решали, что можно предпринять. Гор­исполком еще до введения осадного положения провел учет топливных ресурсов и мобильных энергоустановок на заво­дах. Решено было задействовать газогенераторную станцию на Новотульском заводе. С помощью Михаила Баженкова, оставшегося на заводе за старшего (впоследствии он стал ди­ректором), пожилые рабочие, не покидавшие завод трое су­ток, восстановили эту установку и дали ток жизненно важным производствам и службам: хлебозаводам, баням, госпиталям. А еще через сутки линейщиками Мосэнерго была восстановле­на разрушенная электролиния. Город, пережив бедствие, ожил! Но через несколько дней с воздуха был выведен из строя глав­ный кормилец — первый хлебозавод, и опять пришлось пере­страивать и наращивать мощности выпечки хлеба на других работающих пекарнях, поскольку, помимо населения, кормили еще и бойцов войсковых частей, оборонявших Тулу.
Всего в городе от артиллерийского обстрела и налетов фа­шистской авиации было разрушено 99 объектов различного на­значения. Многие из них тут же восстанавливались силами ава­рийно-восстановительных батальонов (один из них, бывший строительный трест, возглавлял Серафим Абакумов) и комму­нальных служб МПВО, личный состав которых самоотвержен­но работал в условиях бомбежек и обстрелов.
Коммунальные службы города (бани, прачечные, парикма­херские, гостиницы, трамвайные депо), руководимые Степаненко и Ефремовым, с сентября сорок первого года работали круг­лосуточно, обслуживая воинский контингент. Особо следует подчеркнуть, что медработники городских больниц в блокадные дни и позднее не допустили распространения инфекционных заболеваний, а «скорая помощь» четко работала при налетах и бомбежках, спасая людей.
Не прекращали работу Тульский дом ребенка, где находи­лось около ста сирот до трехлетнего возраста, и Центральный родильный дом, возглавляемый известным врачом B.C. Гумилевской. Примечательно, что в тяжелые дни обороны Тулы медиками роддома было принято и сохранено 47 «блокадных» новорожденных.
По инициативе местных Советов для обеспечения армейских нужд был организован сбор населением лыж, теплого белья, но- • сков и рукавиц. Они шились и в цехах предприятий промкоопе­рации. В специализированных артелях отливались алюминие­вые ложки, чугунные детали для разборных блиндажных печей, изготавливались лопаты, конные повозки и другое армейское оснащение.

Г.Я. Шмаков (первый слева) с коллегами (январь 1975 г.)
В суровую зиму 1941-1942 гг. жизненно важной задачей для осажденного города стало снабжение топливом населе­ния и оставшихся предприятий, так как шахты Подмосковного угольного бассейна в ожидании «незваных гостей» были за­консервированы или затоплены. Значит, надо было очень эко­номно и разумно распорядиться 10 тысячами тонн угля, хра­нящегося на складах предприятий, и двумя тысячами тонн от попутной добычи на строившейся у пос. Косая Гора Рвовской шахте. На складах «Тулгортопа» находилось еще 6 тысяч кубо­метров дров.
Постановлением комитета обороны весь уголь был передан «Тулгортопу» (Ф.А. Сальников), что позволило при строжай­шей его охране и нормированном отпуске всю осаду работать хлебозаводам, баням и лечебным учреждениям. А с февраля сорок второго года уже заработала узкоколейная линия в осво­божденных от оккупации Крапивенском, Дубенском, Ханинском районах, и с помощью рабочих леспромхозов вновь нача­лась отгрузка в Тулу дров, а позднее и лесопродукции, для вос­становительных работ.
Однако проблемы с топливом, и особенно с его доставкой к местам потребления, с каждым днем обострялись, поскольку шахты союзного подчинения еще не работали, а промышленные предприятия уже вступали в строй. Была еще надежда попол­нить ресурсы за счет трофейных машин и горючего из освобож­денного 17 декабря Щекина — этот город служил базой снабже­ния гудериановской армии. Но в результате воздушных налетов и залпов «катюш» от машин и танков остались лишь груды ме­талла. Поискав, мы все же отобрали несколько десятков авто­мобилей, 18 из которых впоследствии восстановили, чему были очень рады, так как все «здоровые» машины городских служб находились в армии. Немецкое эрзацгорючее, превратившееся в морозы в ледышку, весной за непригодностью пришлось вы­лить. В дело пошли только двухсотлитровые емкости.
Жизнь в условиях непрекращающейся войны заставила руководителей города задуматься о топливоснабжении в пе­риод возрождения предприятий и возвращения населения из эвакуации. Расчеты показали, что спасти положение может форсированное строительство местных шахт: Рвовской — с суточной добычей к осени 1942 г. 200 тонн угля (к концу го­да — 300 т) и на Гостеевском месторождении (в районе Мыль­ной горы) с добычей 300 тонн угля в сутки. Не менее трудной задачей было решить вопрос транспортировки угля к местам потребления. Выход нашли не совсем обычный — возить уголь трамваем.
Эти предложения горисполкома были утверждены Тульским комитетом обороны. В конце мая был создан штаб стройки, который мне поручили возглавить, и поистине титаническая работа закипела: достройка Рвовской шахты, организация ско­ростной проходки ствола, возведение наземных сооружений Гостеевской шахты, строительство трамвайного пути к Рвов­ской шахте протяженностью свыше 4 километров. Для этой работы изыскивали все необходимое — прежде всего, рельсы с креплениями; заготавливали и обрабатывали древесину для шпал. На земляные и другие тяжелые работы привлекали лю­дей со всех предприятий города, а также военнослужащих из формирующихся у нас частей. В трамвайном депо восстанав­ливали (из списанных) грузовые вагоны.
Ударный труд дал свои результаты. Досрочно, 17 сентября 1942 года, трамвайная линия к Рвовской шахте была принята в эксплуатацию. С этого дня началась организованная отгрузка угля и доставка его потребителям. Жители старшего поколения помнят, как платформы с рвовским углем разгружались прямо на улицах, вблизи котельных.
Полученный опыт помог нам и в дальнейшем. С помощью инженеров треста «Мосбассгипрошахт» мы спроектировали и построили трамвайные пути к двум хлебозаводам, двум баням, к Гостеевской шахте. Связали узкоколейкой мельницу, рабо­тавшую в Бухоновском переулке, с железнодорожными путями станции Тула-3. Зерно и мука из железнодорожных вагонов раз­гружались в трамвайные, а затем, минуя перегрузы, доставля­лись на хлебозаводы и мельницу. Это продолжалось много лет.
И так, в хлопотах по залечиванию больших и малых ран, мы дожили до разгрома немецко-фашистских войск и светлого дня Победы!

Мастера строительных дел: книга очерков о тульских строителях. Тула, 2010. С.83-89.

Комментариев нет:

Популярные сообщения