вторник, 4 мая 2010 г.

Сталинградской битвы бойцы


Одна из самых величайших битв Второй мировой войны продолжалась двести дней кряду – с 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года. В этих сражениях у берегов Волги участвовало немало наших земляков. Их воспоминания о тех боях не могут никого оставить равнодушными.

Корректировщики огня


Туляк Валентин Аккуратов после семилетки и ФЗУ работал слесарем-лекальщиком на оружейном заводе. «Когда началась война, на фронт меня не взяли, так как не было еще восемнадцати лет, - вспоминает ветеран. - Тогда я записался в Тульский рабочий полк. 30 октября 1941 года приняли первый бой, обороняя Рогожинский поселок. За два месяца полк наш пополнялся шесть раз».
Во время боя его контузили, отозвали из полка и определили в разведывательно-диверсионную группу, где он провел четыре месяца, а затем был командирован в Московское минометное училище. Однако из-за тяжелого положения на Сталинградском фронте курсантов направили в 432-й отдельный гвардейский дивизион. «С октября 1942 по февраль 1943 года я находился в Сталинграде в качестве корректировщика огня, - рассказывает В.Г.Аккуратов. – Мы подчас не знали где свои, где чужие. Дома, заводы, вокзалы переходили из рук в руки. Что могло гореть – горело, что не могло – плавилось. Несколько раз нас пытались сбросить с Малахова кургана. Я хорошо знал нашего земляка командующего 62-й армией генерал-лейтенанта В.И.Чуйкова. С ним прошел до Берлина. Под Сталинградом утром батальон вступал в бой, а к вечеру от него оставался только взвод. Сильно нас выручала фронтовая дружба». Наглядным примером фронтовой дружбы и войскового товарищества может быть многонациональный маленький гарнизон под командованием сержанта Я.Ф.Павлова. Заняв оборону в одном из домов в центре города, горстка бойцов в течение почти двух месяцев выдерживала бешеный натиск во много раз превосходящих сил противника.
После Сталинграда у Валентина Аккуратова была еще огненная Курская дуга, освобождение Белоруссии и Польши, а также штурм Зееловских высот.
Молодой боец принимал участие в освобождении Берлина и в параде Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года. Он награжден орденами Славы Ш степени, Отечественной войны П степени, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». После войны полковник в отставке В.Г.Аккуратов окончил школу милиции и проработал свыше четверти века в отделе по борьбе с бандитизмом, а затем в уголовном розыске УВД Тульской области.
Похожим образом сложилась военная судьба и у полковника в отставке Василия Григорьевича Ворошилова. Осенью сорок первого его мобилизовали на трудовой фронт под Москву, где свыше ста дней он принимал участие в строительстве оборонительных сооружений. «Сам не могу понять, как мы это выдержали, - вспоминал о тех днях ветеран. – Мороз стоял около 46 градусов. Нам дали лопаты, ломы, тачки, а выкопать надо было ров шести метров в ширину и почти двух с половиной в глубину. Ни лопата, ни лом промерзшую до каменного состояния землю не брали. Мы пилили деревья, отогревали землю кострами, потом рыли. И так от темна дотемна».
В мае 1942 года Василия призвали в армию и отправили на курсы корректировщиков артиллерийского огня. По окончании учебы в составе 165-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона он был направлен на защиту Сталинграда: «Как корректировщики артиллерийского огня, находясь впереди своих батарей, мы должны были (преимущественно ночами) засекать по вспышкам выстрелы вражеских орудий, точно рассчитывать их координаты и передавать нашим. Приходилось часто менять дислокацию, рыть по два-три запасных окопа. Под Сталинградом наш расчет подбил пять немецких танков и уничтожил две сотни солдат».
Затем Василий Ворошилов освобождал Ростов и Донбасс, левобережную Украину и Крым. По завершении Крымской операции его соединение перебросили на границу с Ираном с целью не допустить нападения Турции.
Когда отгремели последние залпы войны, окончив военно-политическое училище, молодой лейтенант был направлен на Дальний Восток. Уволившись в запас в начале семидесятых, кавалер орденов Отечественной войны П степени и Дружбы народов, полковник в отставке В.Г.Ворошилов переехал в Тулу, которая стала для него вторым домом.

От тьмы войны – к свету мира

У Геннадия Хрупачева начало войны совпало с выпускным вечером, а призыв в армию пришелся на его восемнадцатилетие, когда под Новый год он оказался в военно-пулеметном училище в Удмуртии. Однако учеба продолжалась недолго, и вскоре всех курсантов без присвоения званий отправили на формирование 119-й Макеевской стрелковой дивизии. За кратчайший срок дивизия совершила трудный марш с Брянского на Юго-Западный фронт: «Нас отправили под Сталинград, в район Серафимовичей, В 20 км от Дона мы заняли оборону, чтобы не пропустить немцев к Волге. Я был телефонистом на командном пункте, который противник окружил, поставив на его крыше пулемет. Услышав залпы наших орудий, мы стали корректировать огонь на себя. Бросив пулемет, враг отступил».
Его дивизия первой пошла в наступление и стала впоследствии именоваться 54-й гвардейской: «В ночь перед этим мы, преклонив колено, повторяли слова военной присяги, не щадя сил и жизни, сражаться с врагом и разгромить его. Все началось с артподготовки, затем пехота пошла в наступление, и наши танки с зажженными фарами вступили в бой. Мы наступали два дня, и в районе станицы Распопенской окружили несколько немецких дивизий – 33 тысячи немецких солдат сдались нам без боя».
Затем Геннадий Хрупачев освобождал Донбасс и Николаев, форсировал Днепр и Западный Буг, прошел через Белоруссию и с боями дошел до Варшавы. Гвардии старший сержант сражался в Восточной Пруссии и брал Берлин. Был дважды ранен в голову, но поля боя не покинул. Он участвовал в оказании помощи восставшей Праге и закончил войну в Силезии, где воевал с недобитыми фашистами и власовцами. В составе сводного полка ему довелось представлять 1-й Украинский фронт в параде Победы в Москве.
После войны он окончил энергетический институт, и долгие годы руководил Черепетской ГРЭС и Тулэнерго. Недаром на его груди рядышком красуются награды за бой и за труд: ордена Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны 1 и П степени, Трудового Красного Знамени и «Знак Почета».

На безымянной высоте

В октябре 1941 года Лев Суровцев эвакуировался в город Златоуст с заводом, где работал токарем. Через три месяца ему пришла повестка, и он был направлен в Тюменское пехотное училище. Летом 1942 года, не доучившись, получил звание сержанта и оказался под Сталинградом, в стрелковой части 64-й армии генерал-майора М.С.Шумилова. Он стал командиром отделения в двадцать лет: «До Бекетовки ехали на танках через сальские степи. Все колодцы по пути были отравлены. Один налет следовал за другим и днем, и ночью. Выйдя на огневой рубеж юго-восточнее Сталинграда, наш батальон получил приказ взять высоту, на которой закрепились немцы и вели оттуда прицельный огонь. Взвод, где я воевал, неоднократно предпринимал атаки на высоту, и каждый раз вынужден был отступать, неся потери».
Утром 28 октября 1942 года с левобе­режья Волги наша артиллерия ураганным огнем стала обстрели­вать позиции противника, после чего взвод был поднят в атаку. Бой продолжался несколько часов. Во второй половине дня бойцы ворвались во вражеские окопы, завязалась рукопашная схватка, и немцы были вынуждены отсту­пить. «В том бою я получил легкое ранение в руку, а командир взвода из-за сильного ранения командовать уже не мог и, увидев меня с петлицами сержанта, приказал взять командование на себя. Закрепившись на высоте с двумя десятками бойцов, приготовились отражать наступление противника, установив станковый пулемет и противотанковое ружье. В небе появились несколько «мессеров», которые стали обстреливать наши позиции. Через некоторое время мы увидели и немецкие танки, а за ними шла пехота. Высоту мы все-таки удержали, но когда над траншеей разорвался вражеский снаряд, от ранения в голову я потерял сознание и очнулся уже в медсан­бате», – вспоминает ветеран.
Затем сержант Суровцев прошел еще четыре госпиталя и вернулся домой с медалью «За отвагу». После войны кавалер орденов Отечественной войны П степени и «Знак Почета» работал нормировщиком на заводе «Желдормаш», мастером в железнодорожном училище и на мебельной фабрике.

Защитник

Четвертый сын потомственного оружейника Степана Головина родился в четвертую годовщину создания Красной Армии. Его нарекли именем Алексей, что значит «защитник», и крестили в храме Александра Невского, покровителя святого воинства. Ему на роду суждено было стать воином. После семилетки вместе с отцом и братьями трудился на оружейном. Когда фронт вплотную приблизился к Туле, он вошел в состав диверсионно-разведывательной группы особого отдела НКВД при штабе 50-й армии.
В мае 1942 года призвали в армию, и Алексей стал бойцом 1-й резервной, а впоследствии 64-й армии. Начав свой боевой путь с Дона, будущие гвардейцы к концу лета были переброшены к берегам Волги. «23 августа запомнилось мне на всю жизнь, - с горечью рассказывает он. – За сутки немцы совершили на Сталинград две тысячи самолето-вылетов, подвергнув его массированной бомбардировке. Кругом горела нефть, бензин и горящая смесь текли по улицам к реке, где на воде образовалось море огня. Огромные потери были среди мирного населения. Днем не было видно солнца».
Целых полгода в кромешном аду - под грохот канонады и железный ураган снарядов и бомб - Алексей Головин участвовал в обороне Сталинграда, за что был награжден медалью «За боевые заслуги». Как ему удалось выжить в этом пекле, он до сих пор понять не может. Оперуполномоченный особого отдела НКВД при штабе 64-й армии участвовал в поиске диверсантов, выявлял лазутчиков и шпионов. Ему запомнилось и сопровождение плененного вместе с 300-тысячной группировкой в Сталинградском «котле» фельдмаршала Фридриха Паулюса: «Он прибыл вместе с начальником штаба 6-й полевой армии генерал-лейтенантом Шмидтом и своим адъютантом полковником Адамсом. Сняв шапку и надев фуражку, Паулюс при входе в наш штаб приветствовал всех, выбросив вперед правую руку, но командующий 64-й армией М.С.Шумилов запретил такое приветствие».
Затем Алексей Головин прошел через огненную купель Курской дуги, форсировал Днепр, освобождал Украину и Молдавию, Румынию и Венгрию. Известие о победе кавалер ордена Красной Звезды услышал под Прагой. После войны служил в органах контрразведки «СМЕРШ», ловил недобитых эсэсовцев и бывших полицаев, иностранных агентов и фашистских пособников. Несмотря на 88-летний возраст, полковник в отставке А.С.Головин и ныне ведет большую военно-патриотическую работу.

Этих дней не смолкнет слава…


19 ноября 1942 года одновременное контрнаступление трех наших фронтов стало началом разгрома вражеских войск. Танковые, механизированные и кавалерийские корпуса проникали в образовавшиеся бреши, перемалывая живую силу и технику противника. Они сужали кольцо окружения, и не проходило дня без добровольной сдачи немцев и румын в плен. Но когда на ультиматум нашего командования о прекращении сопротивления, фашисты ответили отказом, 10 января 1943 года началось решительное наступление.
Подполковник в отставке Я.К.Савицкий находился тогда в штабе 57-й армии под командованием генерал-лейтенанта Ф.И.Толбухина: «В то историческое утро воздух вздрогнул от начавшейся канонады. Две тысячи орудий, свыше трех тысяч минометов и «катюш» открыли артиллерийский огонь. В небе появились эскадрильи бомбардировочной и штурмовой авиации. Через час танки с посаженными на них десантами, а за ними и пехота ринулись в бой. При движении в составе артразведки на каждом шагу нам встречались изуродованные, обгоревшие трупы немцев, исковерканные орудия, разрушенные блиндажи, заваленные землей окопы. Находясь в железном кольце наших войск, претерпевая холод, голод, болезни, фрицы продолжали оказывать упорное сопротивление. Но их силы были не беспредельны, и вскоре они стали сдаваться в плен в массовом порядке. Лишенные права убивать, они шли угрюмо-молчаливые, грязные, изможденные…»
2 февраля 1943 года противнику было нанесено сокрушительное поражение. В ходе Сталинградской битвы немцы потеряли около полутора миллионов человек, три тысячи танков, свыше четырех тысяч самолетов и более двенадцати тысяч орудий. Нацистские правители объявили трехдневный траур, и погребальный звон колоколов звучал над потрясенной Германией. Весть о капитуляции немецких войск и сдаче в плен их командующего фельдмаршала Паулюса вместе с 24 генералами молниеносно облетела всех. Многомесячная героическая оборона, закончившаяся окружением крупной немецкой группировки, оказала решающее воздействие на ход боевых действий на Восточном фронте. Сталинград отбил намерения Турции и Японии быть втянутыми в войну против нас, а войска германских сателлитов потеряли полное доверие к своему союзнику.

Александр Белов,
научный сотрудник музея
военной истории Тульского края

Комментариев нет:

Популярные сообщения